Иран в связи с истечением ограничений по линии Совбеза ООН может войти в число главных покупателей российского вооружения, сообщил «Интерфаксу» член Генсовета ПАРТИИ ДЕЛА, военный эксперт, генерал-полковник в отставке Леонид Ивашов.

«Иран может стать одним из основных приобретателей российского вооружения. У Ирана есть определенные возможности закупать современное оружие даже в условиях жесткого эмбарго. На оборону деньги Иран найдет», — сказал Ивашов, в прошлом начальник главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ.

По его словам, Тегеран может быть заинтересован в приобретении у России широкого спектра вооружений. «Ему нужны современные танки, самолеты. Иран заинтересован и в контрударном вооружении — тактических ракетных комплексах с дальностью, чтобы они доставали до его противников — Саудовской Аравии и Израиля. Иран заинтересован в наших фрегатах с ракетным вооружением. У Ирана слабая радиолокационная сеть, мы могли поставить современные радиолокационные станции», — сообщил Ивашов.

С 18 октября прекращают действовать ограничения на военно-техническое сотрудничество с Ираном, которые содержались в резолюции 2231 CБ ООН.

«Сейчас вопрос в готовности России развивать полномасштабное военно-техническое сотрудничество с Ираном. Кто-то у нас будет „за“, кто-то „против“. Предполагаю, что Россия будет подходить к этому вопросу осторожно», — подчеркнул эксперт.

Он назвал одним из важных внешних факторов давление США, которые будут пытаться помешать закупкам Ираном современного вооружения.

«Еще один важный момент — с оружейного рынка Ирана Россию пытается выдавить Китай, который уже предложил целый пакет соглашений в разных сферах, в том числе, военной. Но я полагаю, что для Ирана будет важно диверсифицировать закупки вооружения. И здесь у России есть перспективы, вопрос в нашей готовности», — сказал Ивашов.

Полностью материал читайте в ИА «Интерфакс»
Источник фото: «Новости ВПК»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
В ТПП РФ обсудили развитие индустриальных парков, технопарков и ОЭЗ в период пандемии и постпандемии