Тема сейчас не слишком популярна, а обсуждалась в основном лет пятнадцать, а то и больше, назад. Помню даже такой комичный случай, когда и мне предложили такую идею сформулировать, а на мой уточняющий вопрос «неделя-то у меня есть?» ободряюще сказали, что есть даже две недели. Это было очень смешно, но обошлось без последствий.

И вот такой вопрос задали президенту РФ В. В. Путину, а именно «в чем же состоит национальная идея», и ответил он соответствующим образом, что «в патриотизме». Каков вопрос… естественно, нельзя стремиться к какому-то хорошему будущему своей страны, не будучи патриотом. Но вот что же имеется ввиду конкретно?

Президент немного развил тему, больше в негативном плане — чем НЕ должен быть тот самый патриотизм, который нужен в качестве национальной идеи. И это, знаете, немного неправильно методически. Вообще, определяя что-то, следует всячески избегать негативных утверждений, то есть перечислять, чем НЕ является определяемое. По известному анекдоту: «Знаешь, что такое апельсин? Нет? А персик знаешь? Так вот совсем непохоже». Лучше говорить, чем что-то является, а не чем не является.

Президент сказал, что патриотизм не должен быть «квасным, затхлым и кислым». Надеюсь, это не означает запрета на квас как таковой (я вообще не понимаю, почему от этого безобидного напитка некоторых, выражаясь фигурально, пучит). В системе же российских идеологических кодов выражение «квасной патриотизм» означает взгляд на Россию как уникальное и не имеющее аналогов явление, не всегда подчиняющееся общим историческим закономерностям, если таковые вообще существуют. Такой взгляд достаточно стар, хотя «обзывалка» относительно молода — она принадлежит перу князя П. А. Вяземского, старшего современника Пушкина, в молодости порядочного западофила, но с возрастом ставшего таки патриотом.

Есть, соответственно, и противоположное, «западническое» понимание России — у него обидного прозвища нет, но оно рассматривает нашу страну как младшую сестру в большой семье, движущейся по некоторому пути по следам старших ее членов.

Такая дихотомия — не чисто русское изобретение. Обычно тезис о существовании и самостоятельном развитии непохожих друг на друга «цивилизаций» связывается с английским историком А.Тойнби, хотя до него эту идею изложил российский публицист Данилевский. А идея об общем магистральном пути исповедовалась западноевропейскими философами по крайней мере в конце 18 века, если не раньше. Она также приписывается классикам марксизма-ленинизма, как оказывается — не совсем основательно.

На бытовом уровне все понимают, что верно первое, а не второе — как француза ни корми, он англичанином не станет. Англичане живут при монархии, даже и не конституционной, а американцы на монархию точно не согласятся; французы осциллируют между империями и республиками (сейчас у них Пятая республика; последняя империя была по-моему Третьей), и т. д. Но на том же самом бытовом уровне почему-то ссылки на заграничный опыт — самый крепкий и окончательный довод в любом споре. Вот такое противоречие, боюсь, неустранимое.

История подтверждает, что Россия с самого начала была государством уникальным, примеров можно привести много; но, возвращаясь к исходному событию — президент предложил поменьше «хвататься за героическое прошлое», а побольше «смотреть в будущее». Это в общем верно, нет более жалкого зрелища, чем политики, хвастающиеся только великими достижениями предков, а собственных не имеющие.

Хотя, с другой стороны, «даже после смерти героев и праведников требуется защита их дел и прославление их подвигов» — это не нами придумано. Каждая страна базирует свою идеологию на собственном «историческом мифе» — здесь слово «миф» не ругательное, оно не означает выдумки. Это набор исторических событий прошлого, их описаний и интерпретаций, знания о которых являются общими для всех сограждан. Формированием этого мифа занимаются наука, культура и школа, и неудачи в этом деле могут привести и к разрушению государства (и это почти универсальное правило). А так как история наций — это в первую очередь история борьбы за существование, то и в сфере идеологии идет постоянная война — вот за эти самые сведения об исторических событиях и их интерпретацию.

Возможно, Путин понял, что в деле формирования «национального мифа» в последние десятилетия особых успехов не достигнуто. Можно ли сказать, что дела и подвиги наших героев и праведников защищены и прославлены? Да нет, нельзя так сказать. Почти вся созданная на государственные деньги культурно-историческая «копродукция» вызывает в основном только омерзение (примеры — фильмы и сериалы этого и прошлого года) и странную реакцию в обществе, когда исторические фигуры, о которых вообще ничего хорошего не говорится уже тридцать лет — оказываются самыми популярными в народе.

Ну что ж, надо, значит, заняться проектированием будущего. А это, знаете, тоже поле боя. Образ будущего — это путь, по которому предлагается идти огромному государству, и, если выбрать ложный путь, то это может быть даже хуже, чем когда выберешь плохой «национальный миф».

Не скрою, для себя я сделал выводы уже давно. Да, есть патриотизм «квасной» — называйте его как угодно, но это умонастроение, настроенное на хорошее будущее для нашей страны и нашего народа. И есть западнический… а ведь знаете, нет никакого «западнического патриотизма»! Он не патриотизм вовсе, ведь западническое целеполагание не озабочено существованием России как таковой.

Так что патриотизм — один-единственный, нет никаких его сортов и видов, всё остальное — это не патриотизм, а национальная измена и предательство.

Источник фото: скриншот из видеоклипа «Национальная идея» Васи Обломова

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
По заветам товарища Оруэлла