Ситуация, сложившаяся в связи с фактическим закрытием храмов самой церковной властью в условиях отсутствия реального юридического карантина, по всей видимости, не имеет примеров в нашей истории. Совершенно очевидно, что происходящие события не имеют ничего общего с эпидемиями прежних веков, когда действительно закрывались церкви, так как смертность населения могла достигать 50%, но не было вмешательства в Причастие[1], а нарушение карантинного режима было вторым исключительным основанием карания смертной казнью наряду с покушением на Царя (свидетельство об этом нам оставил Н.Я Данилевский в книге «Россия и Европа»).
Под церковной властью нам, мирянам, следует понимать, прежде всего, священство, так как оно ближе к нам, а потом уже священноначалие, прежде всего Патриарха, инструкции которого выполняют священники Московской Епархии непосредственно, и архиереев других епархий, которые, вероятно, пишут свои инструкции на основе патриарших. Сейчас храмы Русской Православной Церкви в Московском регионе фактически закрыты для полноценного посещения мирянами.

Находиться в храме разрешается клиру и так называемым «волонтёрам» (по сути «ядру» прихода).

Вывод делаю по выборке исследования, состоящей из порядка 10–15 храмов Москвы и Московской области. Говорят, что где-то есть открытые храмы. Но я таких не знаю. Думаю, что после «Распоряжения»[2] Святейшего Патриарха Кирилла, угрожающего церковным судом тем священникам, которые не будут исполнять его инструкции, если таковые храмы и были, то закроются.

ИНСТРУКЦИЯ О «ДЕЗИНФЕКЦИИ ПРИЧАСТИЯ» — ОШИБКА СВЯЩЕННОНАЧАЛИЯ!

Что во всей этой истории «режет глаз»? Это поспешная реакция священноначалия, выразившаяся в инструкции[3] от 17 марта, которая на первое место поставила почему-то необходимость дезинфекции предметов, участвующих в Причастии христиан. Светские власти ещё колебались, это видно по дате введения карантина под видом так называемых «оплачиваемых выходных» — только с понедельника 30 марта — и по количеству этих самых выходных — только на одну неделю.

То есть за две недели до официальной реакции государства на эпидемию священноначалие решило сработать на опережение и указало, по сути, на то, что главным риском распространения инфекции является Причастие христиан из одной ложки и из одной чаши! Инструкция не содержит развёрнутого перечня других разумных санитарных мер (отчасти они стали появляться в следующих инструкциях).

Не стоит вообще искать мотивы всего этого, как это тогда пытались делать некоторые батюшки, стыдливо объясняя нам что, мол, это, вероятно, результат компромисса с властями, чтобы храмы не закрыли и т. п. Когда мы лезем в мотивы поступков людей, мы вольно или невольно осуждаем или оправдываем лично их. Оправдание другого человека христианином это тоже форма осуждения самого человека, а не его действий. Мы, христиане, имеем право судить только о действиях других и то — только о тех действиях, которые нас касаются; особенно, если наше нереагирование чревато вредом для личного спасения. Всё происходящее сейчас в нашей Церкви связано с личным спасением каждого. И, прежде всего — эта злополучная инструкция о «дезинфекции Причастия» и её слепое исполнение.

В предыдущих статьях[4] мы изложили свою позицию и коротко сказали о том, что надо было делать на самом деле. В этой статье попробуем более подробно раскрыть тему. Будем говорить о том, что надо было сделать сразу и нужно и можно делать сейчас. Наша позиция — не позиция отрицания факта эпидемии (и огульного призывания мирян в храмы, как это уже делают некоторые горячие головы).

Другое дело — адекватная оценка её опасности, для чего требуется сравнение её с предыдущими годами, понимание, сколько людей умирало ранее от обычного гриппа и т. д. По всей видимости, есть все признаки нового способа ведения биологической и информационной войны за мировое господство со стороны глобалистских сил мира, все признаки апостасийности. Нам ещё предстоит в этом разобраться. Но нам надо жить «здесь и сейчас».

НЕ НАДО УВЛЕКАТЬСЯ ПОИСКАМИ АПОСТАСИЙНЫХ ПРИЗНАКОВ В КОРОНАВИРСУНОЙ ЭПИДЕМИИ!

К сожалению, многие авторы, которые в целом верно и глубоко пишут об апостасийных признаках[5] в происходящих событиях, связанных с пандемией, ничего не говорят о том, что нам делать сейчас. В лучшем случае проповедуется старая идея исхода в глухие места России и организации жизни натуральным хозяйством. Предлагается, по сути, повторить опыт староверов, что совершенно невозможно силами самих мирян по нашей немощи, как духовной, так и материальной.

Кроме того, такой путь неприемлем и с точки зрения личного спасения. Бежать от кого и для чего? Получается — чтобы сохранить свою жизнь, избежать мучений смерти от Антихриста, дождаться пришествия Христа и, преобразившись в результате общего Воскресения, сразу попасть на Страшный Суд, минуя частный суд, который проходит каждый человек в результате своей смерти до Второго Пришествия.

У сторонников исхода может получиться незавидный конец, когда им на Страшном суде будет предъявлено обвинение в том, что они отказались от исповедования Христа публично в миру из-за страха смерти, а выбрали путь личного уединённого материального благополучия и путь спасения своих земных жизней, а не загробных.

Идея «исхода» имеет полное право на существование только в виде государственной программы «Одноэтажной России» с запада на восток и с юга на север всей страны и организации всей жизни граждан на принципах самоорганизации и саморазвития. Именно за это надо бороться православным.

Если нам не хватило ума понять благодаря подвигу отцов, сумевших создать ядерный щит Отечества и избежать ядерной войны, что сосредоточение населения в крупных городах является в случае войны пособничеством противнику в виде создания лакомых целей, то настоящая эпидемия, может быть и искусственно преувеличенная в СМИ, является лучшим поводом задуматься о новых принципах организации жизни общества, народного хозяйства и государства.

Идея дезурбанизации, одноэтажной России и русского миллиарда должна стать национальной идеей гражданской нации! Не будем развивать эти мысли в данной статье, так как они требуют основательного исследования. Привели мы их здесь только, чтобы обратить внимание мирян и священства, что не стоит слишком сильно увлекаться идеей «последнего времени», а нужно сосредоточиться тактически на текущих задачах, а стратегически — на том, что роль Удерживающего должна выполнить вся Россия, а не жалкие кучки испуганных христиан, самоизолировавшихся добровольно в глухих дебрях.

Главной задачей сегодня для нас является задача возвращения всех христиан в храмы, чтобы полноценная соборная молитва о помощи Божьей могла звучать во всей силе. Все церковные люди должны исходить из факта объективности реакции нашего государства на эпидемию, которое с ней борется так, как считает нужным и как может.

Подчёркиваю это особо для тех православных, кто не признаёт эпидемию, считает её искусственно раздутой. Но с самим-то фактом действий государства мы ведь не можем не считаться?! Эти действия коснулись нас всех, мы уже не можем свободно посещать храмы. Факт реакции государства на борьбу с эпидемией отрицать нам невозможно, как и факт преждевременной и непродуманной до конца реакции священноначалия.

ПРАВИЛЬНАЯ ОЦЕНКА РЕАКЦИИ ГОСУДАРСТВА НА ЭПИДЕМИЮ — ОСНОВА АДЕКВАТНЫХ МЕР ПО ОРГАНИЗАЦИИ ЦЕРКОВНОЙ ЖИЗНИ!

Как мы должны оценивать реакцию государства на эпидемию? Выскажу точку зрения, которая не понравится ни либералам, ни патриотам: в рамках сложившейся вертикали управления эта реакция максимально адекватна опасности. Никакого кризиса государственной власти нет, как это раздувают в СМИ либералы-западники, и, к сожалению, от них не отстают, а иногда даже их опережают некоторые патриоты.

То, что государство не пошло на введение режима чрезвычайной ситуации — на самом деле, большая заслуга Верховной власти. При режиме ЧС проявились бы все недостатки сложившейся централизованной вертикали управления, погрязшей в коррупции, непрофессионализме, неспособности даже выделенные деньги доводить своевременно на ликвидацию чрезвычайных ситуаций: чиновники силовых структур наломали бы кучу дров, озлобили бы против себя граждан своими неадекватными требованиями.

Примеры этого мы уже получили в скандалах с очередями в метро, с правом лесникам штрафовать за прогулки в лесу… Ну и экономика бы встала полностью. Возможно, режим ЧС ещё придётся вводить, но сами силовые структуры и граждане уже будут воспитаны режимом самоизоляции и смогут смягчить негативные последствия.

Выбранный же способ реагирования сегодня как нельзя лучше доказывает, что Россия — страна-цивилизация с особенными самобытными началами. Мы, оказывается, можем ввести некий режим самоизоляции вне действующего правового поля, так сказать «понятийно». Оказалось, что возможен такой «общественный договор» государства с обществом. Граждане в целом этот режим соблюдают, промышленность по стране в основном работает…

Государство действует «симуляционно», что было бы невозможно при режиме ЧС. Сначала нагнетается информационная волна, что будут безжалостно штрафовать, строят блокпосты, потом идёт откат назад, блокпосты разбирают. И надо признать — это работает. Делегирование особых прав губернаторам является очень правильным решением. Это многое сглаживает.

Лучше было бы только в случае сохранения двухуровневой системы местного самоуправления (как известно, она ликвидирована в большинстве субъектов РФ), при которой можно было бы такое делегирование полномочий по борьбе с эпидемией опустить вплоть до первого уровня, что в ещё большей степени позволило бы учесть местные особенности (например, не закрывать малый бизнес, торгующий непродовольственными товарами хотя бы в помещениях, имеющих свой вход, а это все строительные рынки и т. п.).

Вероятно, стоит в отдельной статье более подробно разобрать этот феномен. Для целей же этой статьи главный вывод состоит в том, что священноначалию РПЦ надо видеть суть политики государства по борьбе с эпидемией: режим ЧС не вводить, чтобы много не навредить; ставку сделать на прямые обращения Президента к обществу (что стоило бы сделать и Святейшему Патриарху Кириллу, если он так уверен в своей позиции).

АДЕКВАТНАЯ РЕАКЦИЯ ЦЕРКВИ НА СЛОЖИВШУЮСЯ ОБСТАНОВКУ В УСЛОВИЯХ ЭПИДЕМИИ!

Поэтому в этих условиях можно определить позицию РПЦ так, чтобы она была понятна, прежде всего, своей пастве, а потом уже и властям:

1. Необходимо твёрдо заявить, что все толки о том, что Причастие из одной Чаши и одной Лжицы (ложки) с использованием одного Плата может являться источником заражения не имеют под собой никаких оснований в реальной церковной практике, противоречат Вероучению Церкви и не могут быть приняты во внимание. Инструкция от 17 марта должна быть признана ошибочной в части дезинфекции лжицы и плата. Лучше, если эта ошибка будет признана теми, кто инструкцию составлял и отстаивал. Но заявить об этом могут все клирики и владыки РПЦ, голос совести которых не соглашается с таким решением, как это сделал протоиерей Александр Захаров[6]. Церковь должна государству твёрдо заявить, что это тот рубеж, за черту которого она не перейдёт ни при каких прещениях со стороны государства.

2. Вместе с этим мы должны поддержать церковные власти в вопросе поиска таких мер посещения богослужений, которые, с одной стороны позволят соблюсти санитарные нормы, с другой, дадут возможность посещать богослужения и причащаться традиционно! Это также может делать каждый настоятель храма самостоятельно.

3. Найти такой выход можно именно потому, что власти не закрыли храмы полностью, разрешено служить клирикам и «волонтёрам». Режима полного карантина, который вводился когда-то в царской России при эпидемии чумы, оспы, холеры, и за нарушение которого следовала смертная казнь, нет.

4. Надо абсолютно всем прихожанам выдать эти справки волонтёров. Но сказать, что внутрь храма можно будет попасть только стольким-то человекам, чтобы не нарушать санитарные нормы расстояния друг от друга в 1.5–2 м. Те, кто не попал внутрь, могут участвовать в богослужении на улице (оборудовать динамиками, где их нет). При этом пол храма должен быть размечен подобно тому, как это делается сегодня в магазинах; так же должна быть размечена и территория вне храма. Вообще надо обратить внимание на организацию богослужений вне храма в качестве основного ответа эпидемии, как это делалось в прежние века.

5. Режим проветривания храма должен быть оговорён особо. Форточки и окна должны, во-первых — быть, во-вторых — быть открыты. Мужчинам разрешить стоять на службе в головных уборах по их желанию, если сквозняки для них опасны.

6. Маски, резиновые перчатки — обязательны. Именно эти предосторожности обязательны, так как в общественных местах мы всегда дышим воздухом, в том числе и выдыхаемым ближними. Чем больше плотность людей, тем больше использованного воздуха мы вдыхаем. Дышать выдыхаемым воздухом — своим и чужим — мы можем потому, что дышим не воздухом, а кислородом воздуха, которого при вдыхании 20–21%, а при выдыхании 16–17% (на этом построены некоторые подводные аппараты, когда подводник выдыхает в мешок и дышит из него обратно, а в мешке происходит процесс регулирования удельного давления кислорода определённым способом в зависимости от глубины, а на небольшой глубине просто добавляется 3–4% кислорода). Поэтому, живя в городах, мы всегда подвергаемся большому риску заражения инфекционными заболеваниями на транспорте (метро, автобусы, маршрутки, электрички), прежде всего, а не в торговых центрах и магазинах, в которых мы никогда не стоим как селёдки в бочке.

7. Никаких лобызаний икон, крестов (об этом говорится и в инструкциях)

8. Исповедь принимать в письменной форме, через записку.

9. Запись на службу вести по телефону, через сайт храма, на котором должно быть оповещение о вместимости храма и прихрамовой территории по санитарным нормам. Заранее распределять прихожан по дням недели с помощь предварительной записи.

10. В список на службу включать, прежде всего, тех, кто будет причащаться. В случае большого числа причастников регулировать численность за счёт тех, кто уже причащался.

11. Возможно на время эпидемии установить особый порядок проведения служб в сокращённом виде, чтобы сократить время пребывания в контакте с другими людьми. Насколько имею опыт в различении литургий и всенощных по времени в различных храмах, это возможно для литургий в размере до 20 минут, а для всенощных до 30 минут.

12. Такой подход потребует особого подвига от священников, которые должны будут служить столько раз в неделю, сколько потребуется, чтобы все прихожане могли бывать на службе и причащаться. Например, так можно было сделать на Пасху и на Светлой Седмице, на которой, кажется, есть традиция причащаться без поста, по крайней мере, без вкушения мяса. Но именно эта исповедническая позиция священников дала бы им моральное право обращаться за материальной помощью к прихожанам. Скорее всего в этом не было бы нужды, если бы эти меры были приняты уже со Страстной седмицы и распространились на Светлую и далее.

13. И конечно, составить, наконец, полный список всех прихожан хотя бы по именам и телефонам, чтобы иметь возможность самим батюшкам звонить прихожанам и приглашать их на службы. Такими списками, насколько я вижу, сегодня настоятели не обладают (наверное, кроме деревенских). Один мой знакомый батюшка как-то хотел их составить, но встретил сопротивление прихожан, особо озабоченных сбережением своих конфиденциальных данных. Обратиться в проповеди публично к пастве, что это надо для блага самих мирян.

14. Эти меры можно будет оставлять и в случае сезонных инфекционных болезней. Но может так оказаться, что мир вступил в совершенно новый период своей истории и нам надо учиться жить и трудиться в новых условиях постоянной эпидемиологической опасности подобно тому, как старшее поколение жило в условиях опасности ядерной войны.

Уверен, что такую практику власти одобрили бы — ведь возразить нечего. Эти меры — даже более строгие, чем при посещении сегодня гражданами магазинов. Почему во французский Леруа Мерлен, торгующий непродовольственными товарами, ходить можно, соблюдая санитарные правила, а в русский православный храм нельзя?

Предлагаемый путь защитит и тех батюшек, которые решатся по нему идти самостоятельно. Трудно представить, что за такие действия, направленные на сохранение паствы, они могут предстать перед церковным судом, чем грозит им Святейший. Ведь эти действия направлены на выполнение обязанностей по окормлению своей паствы.

Продолжение статьи доступно по ссылке на источник.

Источник: Гражданин Созидатель
Источник фото: Украинская правда

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Пропуска отменяют, «мирная» жизнь возвращается: что это было и что дальше?