Почему налоговое бремя на малое производственное предприятие в России в четыре раза больше, чем на такое же предприятие в США; почему доходы 1% россиян превышают доходы остальных 99%?

Всероссийская политическая партия «Партия дела»

Что делать?

Предложения по улучшению

социально-экономической ситуации в России

3. Почему налоговое бремя на малое производственное предприятие в России в четыре раза больше, чем на такое же предприятие в США; почему доходы 1% россиян превышают доходы остальных 99%, почему НДС стал кормушкой для одних и уголовным преследованием или его угрозой для других; почему на заводе «Ростсельмаш» работает 200 (двести) бухгалтеров, а на принадлежащем тем же владельцам тракторном заводе в Канаде достаточно 6 (шести) бухгалтеров.


Российская налоговая система – корень зла, которое сегодня разрушает нашу страну и не дает возможности решить поставленные Президентом задачи.

Российская налоговая система плохо выполняет фискальную функцию и совсем не выполняет стимулирующие, регулирующие и социальные функции.

Это не значит, что у нас хороши таможенно-тарифная, финансово-банковская и судебная системы. Но налоги – главное.

Надо понимать, что любые социальные и иные обязательства, которые принимает на себя государство перед народом, своей другой стороной имеют налоги, собираемые с этого же народа. Проблемы бюджета и правильные налоги связаны неразрывно. В конечном счете, все основные бюджетные проблемы России напрямую связаны с катастрофическим состоянием налоговой политики.

Надо также понимать, что величина налога – понятие относительное. Налог входит в цену. Если товар покупают и есть прибыль, то величина налога не имеет значения. Но если есть конкуренция с импортом, контрабандой или контрафактом, то величина налога приобретает решающее значение. Из-за больших налогов наша промышленность (если она не работает на госзаказе), не может конкурировать с сырьевым и финансовым секторами на рынке труда. Лучшие кадры на производстве работать не хотят – там мало платят. Поэтому в России развиваются лишь сырьевые отрасли, финансы, услуги и торговля. Умные инженеры, физики, химики, программисты и др. бегут из России.

Неразумная налоговая политика, реализованная в Налоговом Кодексе РФ, уничтожает наше машиностроение, легкую промышленность и другие отрасли с высокой добавленной стоимостью.

Часть первая Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) за исключением некоторых положений введена в действие с 1 января 1999 года, а часть вторая – с 1 января 2001 года. Введение в действие нового Налогового Кодекса было, безусловно, большим шагом вперед. Прежняя налоговая система была еще хуже. Она практически не давала предпринимателям возможностей честно работать – действовали налоги с оборота, несоразмерные штрафы за неуплату налогов и т.д. Видимо, прежняя система налогообложения  сформировала тот менталитет предпринимателя, который еще сохраняется – желание любыми способами уклонится от уплаты налогов.

Но и новый Налоговый Кодекс с самого начала мало способствовал развитию российского производства и имел множество недостатков. Уже в первых комментариях[1] к Кодексу было отмечено, что первая часть НК РФ,  заменившая Закон об основах налоговой системы, с одной стороны, является значительным по объему документом, претендующим на звание налоговой конституции страны, а с другой стороны, содержит огромное количество неточностей, ошибок, вариантных решений, возможностей для произвольного манипулирования его нормами. Введение в действие с 1 января 2001 года четырех глав части второй НК РФ, посвященных НДС, акцизам, налогу на доходы физических лиц и единому социальному налогу (взносу), также вызвало значительное число вопросов со стороны участников налоговых правоотношений.

С самого начала авторам Кодекса и руководству страны было ясно, что Налоговый Кодекс требует непрерывного совершенствования в процессе использования и изменений в соответствии с изменениями экономической ситуации в стране. Видимо, для решения этих задач при Министерстве по налогам и сборам был создан Институт развития налоговой системы (ФГУП НИИ РНС). К сожалению, в дальнейшем работы института не были востребованы, и в 2010 году он был ликвидирован. Работа по совершенствованию Кодекса была пущена на самотек.

В результате, НК РФ перестал отвечать требованиям экономического развития нашей страны, а действующая на его основе налоговая система явилась главным фактором разрушения российской промышленности.

Как можно улучшить положение в этой сфере? Можно сделать самое простое – воспользоваться опытом других стран – и в первую очередь тех из них, которые добиваются (или добивались) реальных успехов на пути своего экономического развития.

В развитых странах именно налоги – главный инструмент экономики и главный вопрос, обсуждаемый на выборах. У них налоговые системы, хотя и отработаны, но непрерывно совершенствуются. У нас – полный «завал», но нового нам не надо. Тем, кто отвечает за налоговую политику, и так хорошо. Но не промышленности.

 

3.1. О налогообложении промышленности в России и в США Рассмотрим структуру доходов бюджета России и США (рис. 28 и рис. 29)

ris-28.gif

Рис. 28. Структура доходов консолидированного бюджета России в 2011.

ris-29.png

Рис. 29. Структура доходов бюджета США в 2010 г.

Из диаграмм видно, что большую часть доходов бюджета России составляют выплаты предприятий. При этом, выплаты физических лиц, заполняющих налоговую декларацию по форме 3НДФЛ, в России составляют лишь 5,3% доходов консолидированного бюджета. В США основную часть доходов бюджета составляют подоходный налог (41,5%) и социальные взносы (40%). При этом, выплаты физических лиц в США составляют 58,5% доходов бюджета (полностью подоходный налог и 42,5% социальных взносов).

Система налогообложения в США существенно отличается от российской системы тем, что, в отличие от России, она способствует развитию производства.

Сравним налоговое бремя на малые обрабатывающие предприятия в России и в США численностью по 100 чел. (предел для малого предприятия в России), со среднемесячной зарплатой 30 тыс. руб. (это – средняя зарплата в Москве в 2011 году). Предположим, что оба предприятия получили в течение года прибыль в размере 6,0 млн. руб. ($200 тыс.) и на эти деньги купили технологическое оборудование.

Чтобы посчитать сумму налогов, надо учесть, что ставка НДФЛ в России 13%, а в США – прогрессивная шкала, согласно которой годовой доход $8500 налогом не облагается, а до $34,5 тыс. налог 15%. Заметим, что в США подоходный налог платит работник и предпринимателя он не касается. Можно предположить, что если бы российские рабочие сами платили подоходный налог и социальные взносы, их отношение к налоговым проблемам изменилось бы.

Кроме того, в США приобретаемое оборудование стоимостью до $500 тыс. за единицу подлежит 100% амортизации, а в России оборудование приобретается из прибыли, на которую надо уплатить налог 20%. В США налог на прибыль предприятий прогрессивный: до $50 тыс. – 15%; для прибыли свыше $18,3 млн. – 35%. Но если прибыль потрачена на покупку оборудование суммарной стоимостью до 2 млн. долларов в год, то все списывается на амортизацию, и налог на прибыль с этой суммы платить не надо.

Ставка социальных взносов в России 30%, а в США – 13,3%, из которых 7,65% выплачивает предприятие, а 5,65% - работник.

Российский предприниматель платит НДС – 18%, а в США НДС нет. Соответственно у них нет нашей возни со счетами-фактурами и возмещениями с последующими войнами с налоговыми инспекциями и арбитражными судами; налог с продаж, который платит население США по ставкам, устанавливаемым штатами (от 5 до 10%), предпринимателя не касается.

Таким образом, налог на прибыль и НДС указанное предприятие в США не платит, социальные взносы и подоходный налог (сумма, уплаченная предприятием и работником) также существенно ниже, чем у нас.

Несложные расчеты показывают, что сумма налогов, которые должно заплатить российское предприятие, в 4,12 раза больше, чем такое же предприятие в США (см. табл. 5).

Таблица 5. Налоговое бремя на малое предприятие

                     в России и США

Налоги

Россия (тыс. руб.)

США     (тыс. руб.)

Россия к США, %

Подоходный налог

4.680,0

1.575,0

297%

Налог на прибыль

1.200,0

0

 

Социальные взносы

10.800,0

4.788,0

225%

НДС(18%   от добавленной стоимости, т.е. от суммы ФОТ, амортизации, прибыли и налогов)

9.504,0

0

 

ИТОГО

26.184,0

6.363,0

412%

 

Кто-то скажет: пользуйтесь УСН (Упрощенной системой налогообложения) и ЕНВД (Единым налогом на вмененный доход). К сожалению, эти налоговые режимы подходят для малых предприятий, которые работают непосредственно с населением. Для тех, кто поставляет свою продукцию крупным и средним предприятиям, работающим на ОСНО (Основной системе налогообложения), эти режимы не подходят. С неплательщиками НДС крупные и средние предприятия работать не хотят. Кроме того, выгоды работы на УСН и ЕНВД не столь велики: предприятия освобождены от уплаты налогов на прибыль (которую можно и не показывать), на имущество (ставка которого не более 2,2%) и НДС (что делает их неконкурентоспособными по сравнению с плательщиками НДС). Главные расходы – подоходный налог (13%), пенсионные и социальные взносы (26%), а также страховой взнос от травматизма на производстве – у них остаются.

Если в России, как показано выше, налоговое бремя на малые обрабатывающие предприятия в четыре раза больше, чем в на такие же предприятия в США, то не приходится удивляться тому, что наши предприятия влачат жалкое существование и очень редко становятся средними и крупными.

Главная причина – у нас неправильные налоги. Правильные налоги определяют устойчивость бюджета и гармонию отношений между государством и налогоплательщиками. Но что такое правильные налоги? Это налоги, обеспечивающие поставленные задачи развития. Эту функцию российские налоги не выполняют, что отрицательно сказывается на развитии нашей страны.

3.2. О реформировании налогообложения доходов физических лиц

Реформе подоходного налогообложения следует уделить первоочередное внимание. В налоговой системе любой развитой страны ему принадлежит главное место. Именно этот налог призван обеспечивать справедливое распределение доходов, снижать избыточное социальное неравенство, способствовать росту покупательского спроса.

В России есть «налог на доходы физических лиц» (НДФЛ), но нет подоходного налогообложения. НДФЛ – не совсем подоходный налог, а функции подоходного налогообложения НДФЛ совсем не осуществляет.

Проблема состоит в том, что НДФЛ не облагает «доходы» и облагает «недоходы»; фактически исключает из налогообложения граждан, получающих реальные высокие «доходы»; административно абсолютно не приспособлен для выполнения своей главной роли – выявлять и привлекать к налогообложению «доходы физических лиц».

Начнем с последнего момента. Как известно, вся система контроля в сфере подоходного налогообложения во всех развитых странах ориентирована на выявление доходов, «не заявленных» налогоплательщиками – т.е. не учтенных в зарплатных ведомостях предприятий и не указанных в налоговых декларациях граждан. При этом особое внимание уделяется гражданам, не подающим налоговые декларации, но имеющим большие доходы.

В России же налоговый контроль по НДФЛ, наоборот, ограничивается проверкой только тех лиц, которые представляют отчетность о своих доходах. В отношении всех остальных граждан налоговые органы просто «умывают руки»: закона о контроле расходов у нас нет и мы «вынуждены» руководствоваться в их отношении принципом «презумпции невиновности». 

Но специального закона «о контроле расходов» нет и в других странах. Просто сам факт того, что данный гражданин как-то существует (и часто очень неплохо) и еще приобретает себе в собственность разные виды ценностей и имущества (бывает, что и в особо крупных размерах), является свидетельством того, что у этого гражданина есть доходы. То, что он доходы не декларирует и не платит с них налога, само по себе составляет правонарушение (даже – два, и каждое из них при определенных обстоятельствах может квалифицироваться и как преступление). Поэтому налоговый орган, не выявляющий таких граждан через отслеживание их расходов и приобретаемого ими имущества, не выполняет своих прямых обязанностей. Если ему каких-то полномочий не хватает (в частности, доступа к базам данных торговых и финансовых учреждений, реестров по разным видам имущества, и т.д.), то все это решается в административном порядке.

Что касается «презумпции невиновности», то в Конституции РФ прямо указано, что граждане должны платить налоги в установленным законом порядке без наличия какой-либо «вины» с их стороны.

Второй момент связан с тем обстоятельством, что получатели действительно крупных доходов («собирающие» многомиллионные и миллиардные состояния в самые короткие сроки) не проводят их через зарплатные ведомости и не докладывают о них налоговым органам в форме представления налоговых деклараций, а используют другие средства и методы, которые налоговыми органами никак не контролируются. В России разрешается переводить в свою собственность крупные активы,   объекты недвижимости, целые предприятия, получать и расплачиваться крупными суммами наличных денег, вывозить капиталы за границу, и все это вне какого-либо внимания налоговых органов. Это совершенно невероятно в других странах – в США, например, даже билет на самолет нельзя купить за наличные деньги, а так называемое «отмывание грязных денег» предполагает легализацию наличности как раз путем проведения ее через налогооблагаемые легальные коммерческие предприятия. Более того, в России намеренно устранено применение таких важных контрольно-учетных налоговых режимов, как налог на дары и наследства, налог на крупные состояния, налог на вывоз капитала и другие, без которых в других развитых странах вообще невозможно представить применение подоходного налогообложения. Кроме того, РФ заключила также десятки налоговых соглашений с другими странами, по условиям которых мы добровольно отказываемся от налогообложения переводимых за рубеж доходов и капиталов. Но это – уже уступка больше не самим собственникам этих капиталов, а правительствам иностранных государств, поскольку при отсутствии удержания налога в РФ они имеют возможность собирать полную сумму налога с «приходящих» к ним «извне» доходов и капиталов (там иммунитетов от налогов для богатых не существует).

И последнее. Наш НДФЛ настоящие доходы «не видит», но при этом широко используется против выплат и расчетных платежей, которые доходами вовсе не являются. Несмотря на то, что в самом Налоговом кодексе РФ (ст. 41) «доход» определяется как «экономическая выгода» (в денежной или материальной форме), мы видим на протяжении всех последних десятилетий, как отдельные граждане имели эту «экономическую выгоду» в колоссальных размерах и в немалых случаях, как раз за счет перемещения (часто, не совсем легального) ее в свои карманы из государственной (т. е. общенародной) собственности и при этом не платили никаких налогов.

Вместе с тем, наш НДФЛ исправно взимается с мизерных заработков работников бюджетных учреждений и предприятий, которые часто даже не достигают и размеров официального прожиточного минимума[2], который и сам по себе совершенно несостоятелен. Но эти заработки никак не могут быть отнесены к «доходам»; по своей экономической сущности они представляют частичное (далеко не полное) возмещение затрат труда (компенсация на восстановление особого товара, которым в процессе производства выступает «рабочая сила»). Кроме того, налогообложение заработной платы бюджетников фактически означает налогообложение самого бюджета, и в этом плане может быть как угодно высоким.

Таким образом, подоходного налога в РФ пока нет, есть налог на  фонд заработной платы предприятий. В качестве такого он выступает как фактор, элемент издержек предприятия, увеличивающий себестоимость производимой продукции и способствующий инфляции. Подоходный налог, в его общепринятом понимании, как налог на состоятельных граждан (большинству нашего населения до этого налога еще расти и расти!), основанный на разумном росте прогрессии ставок и используемый для реального снижения имущественных неравенств среди отдельных «полярных» слоев населения, России еще только предстоит ввести.

Прогрессивная шкала подоходного налога России жизненно необходима. Такая шкала есть у всех стран ОЭСР, «Двадцатки», БРИКС и многих других. Более того, на Гайдаровском форуме (январь, 2013) генсек Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Анхель Гурриа заявил, что ОЭСР не готова принять РФ в свои ряды из-за плоской шкалы налогов, бедности и недофинансирования медицины. Анхель Гурриа посоветовал руководству РФ объявить фискальную войну вопиющим диспропорциям посредством введения прогрессивной шкалы. А ведь в ОЭСР Россия пытается попасть уже 16 лет.

Наконец, последний аргумент. Мнение Милтона Фридмана[3]: «С учетом всего сказанного наилучшей, как мне кажется, является такая структура налогообложения личного дохода, при которой с дохода (сверх сумм, освобождаемых от обложения) взимается прогрессивный налог – при весьма широком определении дохода и разрешении вычетов только со строго определенных расходов, связанных с получением дохода».

Казалось бы, все очевидно и зачем «ломиться в открытую дверь». К сожалению, некоторые авторитетные для власти ученые (например, Е. Ясин) считают «плоскую» шкалу одним из немногих экономических достижений России. Более того, на международной конференции, которую в апреле 2010 года проводила Высшая школа экономики, первую Национальную премию получил доклад К. Сабирьяновой-Питер (США), посвященный исследованиям «плоской» шкалы. Кстати, в этом докладе приводится список из 27 стран, применяющих «плоскую» шкалу НДФЛ. Вот эти страны: Албания (10%), Беларусь (12%), Белиз (25%), Болгария (10%), Босния и Герцеговина (10%), Гернси (20%), Гонконг (16%), Грузия (12%), Джерси (20%), Ирак (15%), Казахстан (10%), Киргизия (10%), Латвия (25%), Литва (33%), Мавритания (15%),  Македония (10%), Россия (13%), Румыния (16%), Сербия (14%), Словакия (19%), Тринидат и Тобаго (25%), Туркменистан (10%), Украина (15%), Черногория (9%), Чехия (15%), Эстония (26%), Ямайка (25%). И на кого мы хотели бы равняться?

С учетом мирового опыта и российского менталитета мы предлагаем на первом этапе подоходный налог со ставкой 13% оставить до 250 тыс. руб. ($8,3 тыс.) в месяц. Минимальный необлагаемый налогом доход должен быть хотя бы 15 тыс. руб. в месяц, как в Китае, при том, что ВВП на душу населения в Китае в 2 раза меньше, чем в России. В Бразилии не облагаются подоходным налогом 24 тыс. руб., в странах Европы – около 30,0 тыс. руб. в месяц. Для дохода от 250 тыс. до 1 млн. руб. ставка налога должна быть 30%; свыше 1 млн. руб. в месяц – 50%.

Уже сегодня, предлагаемая шкала может дать бюджету существенную прибавку за счет тех, кто должен заполнять форму 3НДФЛ (см. Таблицу 6).

 

Таблица 6. Отчет о декларировании доходов физическими лицами (данные ФНС)

Доходы, указанные в декларации

Количество деклараций

Средний

 доход

(наш расчет)

Общий доход

млрд. руб.

(наш расчет)

Общее число деклараций по форме

5 457 638

 

 

3НДФЛ о доходах 2010 года, в т.ч. с доходом:

     - от 1 млн. руб. до 10 млн. руб.

318 741

5 млн. руб.

1 593,7

     - от 10 млн. руб. до 100  млн. руб.

25 087

55 млн. руб.

1 379,8

     - от 100 млн. руб. до 500 млн. руб.

4 216

300 млн. руб.

1 264,8

     - от 500 млн. руб. до 1 млрд. руб.

579

750 млн. руб.

434,3

     - от 1 млрд. руб. до 10 млрд. руб.

416

5,5 млрд. руб.

2 288,0

     - от 10 млрд. руб. и выше

27

20 млрд. руб.

540

Число деклараций с доходом свыше 1 млн. руб.

349 066

 

7 500,60

 

В 2010 году был собран НДФЛ в сумме 1 трлн. 790 млрд. руб. с ФОТ 13 трлн. 769 млрд. руб. Среднемесячный доход 349 тыс. 66 чел. (0,47% от числа экономически активного населения, равного 75 млн. чел.)  составил 16,2 млн. руб., а их общий доход составил 55,6% от всего ФОТ. Остальным 75 млн. (99,5%)  досталось 44,4% ФОТ или в среднем по 6.790 руб. в месяц.

Российского среднего класса предлагаемая шкала не коснется. Месячная зарплата свыше $8 тыс. долларов по всем меркам выше доходов среднего класса. Например, в США верхняя планка доходов среднего класса $95 тыс. в год.[4] И никто никуда не убежит – все, что можно вывести за рубеж, выводится и при сегодняшней ставке. К тому же более половины ВВП в России дает госсектор, топменеджеры которого получают большие зарплаты. На это обратил внимание В.В. Путин в Послании. Например, по данным журнала «Форбс», по итогам 2011 года годовой доход председателя правления ВТБ Андрея Костина составил 30 млн. долларов (900 млн. руб.); за ним следуют глава «Газпрома» Алексей Миллер и глава «Роснефти» Игорь Сечин, заработавшие по 25 млн. долларов (по 750 млн. руб.). Они получают от 62,5 до 75,0 млн. руб. в месяц, т.е. в 2-3 тыс. раз выше средней зарплаты в России. По 15 млн. долларов (по 37,5 млн. руб. в месяц) «заработали» руководители Сбербанка Герман Греф и Банка Москвы Михаил Кузовлев. Для сравнения: [5] «Зарплата нового главы Банка Англии Марка Карни составит (с июля 2013 г.) почти $800 тыс. в год (около 2-х млн. руб. в месяц). Марк Карни – самый высокооплачиваемый чиновник-банкир Европы. Это вдвое больше оклада нынешнего управляющего Мервина Кинга». Почему у руководителей российских госбанков такие доходы? На причины указал В.В. Путин в Послании: «Известно, что в ФРС Соединенных Штатов, в Евроцентробанке, в других некоторых центральных банках прямо в уставах записана обязанность этих структур думать о рабочих местах и обеспечении темпа роста экономики». Видимо, у наших банкиров другие заботы и, главное, нет «тормозов».

Если бы наш подоходный налог был такой как в Бельгии (куда хотел бежать Депардье) или Англии (любимое место наших олигархов), то российская казна получила бы не менее трех триллионов рублей дополнительных доходов, а половина населения была бы освобождена от налогов, как, например, в США.

Успех может быть наибольшим, если одновременно с введением прогрессивной шкалы коренным образом пересмотреть механизм администрирования НДФЛ.

В сфере совершенствования законодательства необходимо перейти на системный подход в регулировании подоходного налогообложения физических лиц; расширить возможность применения «авансовых налогов»; ввести прогрессивную шкалу налоговых ставок общего («консолидирующего») подоходного налога; законодательно подтвердить принцип «всеобщности» налогообложения доходов граждан, прекратив предоставлять налоговые иммунитеты в отношении незаконных и «теневых» доходов.

Кроме того, нужна нормализация контрольной работы по этому налогу. Она должна быть построена на тех принципах, на которых контролируют подоходное налогообложение во всех развитых странах мира. Для правильного применения этой системы следует руководствоваться тем, что «доход», для целей налогообложения, всегда есть, когда изменяется «в плюс» имущественное состояние налогоплательщика; и тем, что любые поступления денег на счет или непосредственно в руки налогоплательщика считаются его «доходом», если только им не будут представлены доказательства обратного.

Таким образом, обязательным элементом работы налоговых органов (и важнейшей составной частью налогового администрирование) является выявление любых положительных изменений в имущественном состоянии налогоплательщика и их сравнение с суммой доходов, декларируемых в отчете, представленным налогоплательщиком.

Для обеспечения эффективной работы с налогоплательщиками  предлагается:

а) ввести практику выявление подлежащих налогообложению доходов граждан по критерию прироста их чистого имущества;

б) для целей аналитической деятельности активно использовать сведения из СМИ и информацию, предоставляемую так называемыми «третьими лицами»;

в) вести систему «единого лицевого счета» налогоплательщика, с «дебетованием» этого счета начислениями (по всем видам налогов), и «кредитованием» – по возвратам налогов и по предоставленным налоговым льготам.

Отметим также особенно интересные в этой сфере достижения зарубежных налоговых органов. С точки зрения наиболее эффективного использования современных информационных технологий и сочетания их с соответствующей перестройкой организационной работы налоговых органов, наиболее интересен опыт скандинавских стран.

При осуществлении контроля правильности исчисления налогоплательщиками сумм налогов налоговые органы могут использовать любую информацию, содержащуюся в доступных для них базах данных. При этом в Швеции и Финляндии налоговой службой уже инициировано самостоятельное составление налоговых деклараций за налогоплательщиков, которые затем получают эту декларацию и могут либо согласиться с ней, либо пожелать внести свои изменения и дополнения. В первом случае им достаточно подтвердить эту декларацию, используя механизм электронной подписи, во втором случае им уже необходимо связаться с налоговой службой и представить необходимые документальные доказательства в обоснование предлагаемых им поправок или изменений.

Отметим также и опыт Норвегии, где организовано совместное расследование экономических преступлений налоговыми и правоохранительными органами – исходя из положения, что практически в каждом налоговом правонарушении есть элемент преступления. Преимущество такой практики в том, что, во-первых, расследования ведутся с использованием единой (общей) информационной базы, и, во-вторых, при наличии затруднений с подготовкой доказательной базой преступления для суда у следствия остается альтернатива привлечения виновного к ответственности за совершение налоговых правонарушений.

3.3. О налоге на добавленную стоимость (НДС)

В России НДС действует с 1 января 1992 года. Порядок исчисления налога и его уплаты первоначально был определён законом «О налоге на добавленную стоимость»; с 2001 года НДС регулируется главой 21 Налогового кодекса РФ. Максимальная ставка НДС в Российской Федерации после его введения составляла 28%, затем была понижена до 20%, а с 1 января 2004 года составляет 18%.

В самом начале введением НДС промышленности России был нанесен удар: у государственных на тот момент предприятий были одномоментно изъяты оборотные средства. И от этого первого удара наша промышленность так и не смогла восстановиться.

Сейчас НДС стимулирует вывоз сырья и продукции первого передела, с нулевой или минимальной добавленной отечественным трудом новой стоимости, и штрафует, наказывает импорт остро необходимой для развития экономике России новой техники и технологии. Кроме того, НДС обладает колоссальным коррупционным потенциалом: в первую очередь, при зачетных схемах при экспорте и импорте, и, во-вторых, при контроле счетов-фактур.

Тем не менее, мы не призываем отменить НДС или заменить его налогом с продаж.

Надо лишь привести суть налога в соответствие с его названием и изменить методику расчета и администрирования. За налоговую базу НДС мы предлагаем принимать добавленную стоимость, входящую в стоимость реализованной продукции и вычисляемую по данным бухгалтерского учета как сумма зарплаты, прибыли, налогов и амортизации. Реализация предлагаемого варианта существенно повысит поступления НДС в бюджет, упростит проверку правильности начисления и уплаты налога, исключит проблемы уплаты НДС с авансов (платить не надо, т.к. авансы не являются добавленной стоимостью) и незаконных возмещений, сделает ненужными книги покупок и продаж, встречные проверки, судебные споры по всем этим поводам и т.д.

Если в дополнение к вышесказанному, например, для 50% производителей добавленной стоимости ввести единую ставку НДС 10%, а остальных 50% от уплаты НДС освободить (включая и тех, кто и сегодня освобожден от уплаты НДС), то бюджет ничего не потеряет, а предприятия оживут. О реальности наших предложений судите сами.

В 2011 году были собраны следующие налоги: НДФЛ – 2 трлн. руб., налог на прибыль – 2,27 трлн. руб., НДС – 1,75 трлн. руб., остальные налоги и акцизы – 3,7 трлн. руб.

Зная ставки налога на прибыль (20%) и НДФЛ (13%), можно определить прибыль (2,27 : 0,2 = 11,35 трлн. руб.) и фонд оплаты труда (2 трлн. руб. : 0,13 = 15,38 трлн. руб.). А зная фонд оплаты труда, можно определить ЕСН (в 2011 году 34%) – 15,38 х 0,34 = 5,23 трлн. руб. (без учета регрессии).

Имея эти данные, можно подсчитать добавленную стоимость (ДС), полученную в России в 2011 году: ДС = 15,38 + 11,35 + 5,23 + 3,7 = 35,66 трлн. руб. Если учесть амортизацию, добавленная стоимость будет еще выше (для справки: фактически в 2011 году НДС в сумме 1,75 трлн. руб. был собран с добавленной стоимости (без учета льгот) 1,75 : 0,18 = 9,72 трлн. руб.).

При ставке 18% с полученной добавленной стоимости при отсутствии льгот могли бы собрать НДС в сумме 35,66 х 0,18 = 6,42 трлн. руб. (вместо 1,75 трлн. руб.), а при ставке НДС 10% – 3,57 трлн. руб. А если 50% добавленной стоимости не облагать НДС, то при ставке 10% будет собрано почти те же 3,57 х 0,5 = 1,78 трлн. руб.

Почему бы так и не сделать? Помимо прочего, это поможет решить поставленную В.В. Путиным задачу по качеству предпринимательского климата перебраться России со сто двадцатого места на двадцатое.

В пользу расчета НДС «прямым способом» и снижения его ставки говорят данные ФНС.

В таблице 7 приведены данные налоговой инспекции по Курской области.

Таблица 7. Расчет «прямым» методом налога на добавленную стоимость по Курской области за 2008 год[6]

№ п/п

Наименование показателей

Сумма,  млн. руб.

1

Величина добавленной стоимости (сумма ФОТ, ЕСН, прибыли, амортизации) всего, в том числе:

139.960

 

   -  величина добавленной стоимости, не облагаемой

      НДС в соответствии со статьей 149 НК РФ

7.355

 

    - величина добавленной стоимости, облагаемая по

      ставке 18%

 

111.389

 

    - величина добавленной стоимости, облагаемая по

      ставке 10%

10.610

 

    - величина добавленной стоимости, облагаемая по

      ставке 0%

10.608

2

Сумма НДС, исчисленного по установленным ставкам

21.111

3

Сумма НДС, возмещаемая экспортерам

1.928

4

Сумма НДС, подлежащая уплате в бюджет

19.183

5

Сумма НДС, которая могла бы поступить в бюджет при собираемости НДС 60%

11.510

6

Поступило в бюджет фактически от налогоплательщиков Курской области

4.241

 

Как видно из таблицы, фактическая собираемость НДС при существующей методике его расчета составила всего около 22%.

Предлагаемая нами методика – не открытие. Расчет НДС «прямым» способом поддерживают Президент Палаты налоговых консультантов Д.Г. Черник, Президент Международного налогового Центра при Финансовой Академии при Правительстве России Л.П. Павлова, предприятия «Союза малых городов России», которым рассылались наши предложения и др.

Разумных возражений против предложенной нами методики мы не слышали[7]. 

Интересен опыт США. Там НДС нет. Но правительство США полагает, что качество налогообложения определяет конкурентоспособность экономики, и ведет  работы по совершенствованию налоговой системы с учетом мирового и, в первую очередь, европейского опыта (например, «Approaches to Improve the Competitiveness of the U.S. Business Tax System for the 21st Century», 2007)[8]. В результате правительством предложен новый для США Налог на предпринимательскую активность (Business Activities TaxBAT), определяемый как произведение добавленной стоимости на ставку налога и предлагаемый взамен налога на прибыль предприятий. При этом добавленная стоимость определяется как разность стоимости реализованной продукции и стоимости услуг и материалов, полученных от сторонних организаций. И никаких льгот и льготных режимов.

3.4.   О налоговом стимулировании обрабатывающих предприятий

На отрасли, которые мы хотим развивать, надо существенно снижать налоговую нагрузку. Во-первых, это относится к малым предприятиям. Согласно Статистическому ежегоднику за 2011 год, на конец 2009 года в России было 1 млн. 609 тыс. малых предприятий. Из них 10,3% – обрабатывающие предприятия; 41,1% – оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; 18% – операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг; 12% – строительство. Всего на малых предприятиях, согласно тому же Ежегоднику, работало в 2009 году 11,2 млн. чел., из них 1,67 млн. чел. (14,9%) на малых  обрабатывающих предприятиях.

В Таблице 8 приведены отчетные данные ФНС о сборе налогов в 2009 году[9].

Таблица 8. Сбор налогов в России в 2009 году и вклад малого бизнеса (млрд. руб.)

 

 

Форма налогообложения

 

Собрано ФНС

в 2009 году

 

Доля налогов в доходах консо-

лидирован.

бюджета в 2009 г.

Всего

6 288,3  

100%

46,85%

 в т.ч.

 

 

 

Общая форма налогообложения

   6 071,7  

96,56%

45,24%

УСН

      109,4  

1,74%

0,82%

ЕНВД

        63,9  

1,02%

0,48%

ЕСХН

          1,4  

0,02%

0,01%

ЗАТО

        41,8  

0,66%

0,31%

Итого: УСН+ЕНВД+ЕСХН+ЗАТО

 216,5

3,44%

1,61%

 

Можно заметить, сколь мала доля налогов, собираемых с предприятий, работающих на специальных налоговых режимах. Эти режимы представляют для тех, кого государство хотело бы стимулировать (малые, инновационные и сельскохозяйственные предприятия).

В 2009 году общая доля налогов предприятий, работающих на УСН и ЕНВД, составила 1,31% доходов консолидированного бюджета России. Можно предположить, что налоговые поступления от малых обрабатывающих предприятий пропорциональны их численности, т.е. составляют не более 0,2% доходов консолидированного бюджета. Более поздние данные пока не опубликованы, но соотношения, по-видимому, сохранились.

Можно также предположить, что даже двукратное снижение налогов на малые предприятия наш бюджет не заметил бы.

С другой стороны, многие предприниматели переходят на специальные налоговые режимы для уклонения от уплаты налогов. Например, «дробят» свои предприятия. Возможно, есть смысл подумать о ликвидации специальных режимов и стимулировать малые предприятия другими методами. И налоговую отчетность надо сделать простой для всех, как это делают в других странах. Например, в Швеции форма Налоговой декларации по НДС и налогам на зарплату (подоходные и социальные налоги) одна для всех предприятий, умещается на 1 странице и заполняется вручную (см. ниже 4.5).

Естественно, надо стимулировать средние и крупные предприятия, которые позволят решить поставленные В.В. Путиным задачи «укрепить позиции в космосе, ядерной энергетике, возродить базовые отрасли: авиа-, судо-, приборостроение, конечно, на новой базе, на новом уровне, на новой технологической основе…», обеспечить «реальное изменение структуры экономики, создание новых и возврат лидерства в традиционных промышленных отраслях, развитие малого и среднего бизнеса». Нельзя не согласиться с Владимиром Владимировичем, который 20 августа 2012 г., выступая на встрече президента с работниками угольной и горнодобывающей промышленности, сказал, что мы «живем, пока живы заводы».

В первую очередь надо снижать налоги для отраслей, которые могли бы обеспечить массовую занятость населения и при этом не потребовали бы от государства вложения больших дополнительных средств, которых у Государства нет (см. таблицу 9).

Таблица 9. Численность работающих на предприятиях (без малых предприятий) [10]

 

 

Отрасли промышленности

Численность

тыс. чел.

Всего работающих в организациях без малых предприятий

 35 986,1  

Обрабатывающие производства

   6 090,5  

Объекты для налогового стимулирования в первую очередь

текстильное и швейное производство

      167,4  

производство кожи, изделий из кожи и производство обуви

        35,3  

обработка древесины и производство изделий из дерева

      151,9  

целлюлозно-бумажное производство; издательская и

полиграфическая деятельность

      213,3  

химическое производство (в т.ч. лекарства)

      350,2  

производство резиновых и пластмассовых изделий

      148,8  

производство готовых металлических изделий

      340,4  

производство машин и оборудования

      627,4  

производство электрооборудования, электронного и

оптического оборудования

        644,1  

прочие производства

      135,6  

Итого

   2 814,4  


Если для указанных предприятий снизить социальные взносы, НДС и Налог на прибыль до 10%, предприниматель из того же дохода сможет увеличить официальную зарплату сотруднику примерно на 30%. Это даст импульс развитию предприятий, будет способствовать повышению их конкурентоспособности на рынке труда и выводу доходов из тени.

Расчеты показывают, что потери консолидированного бюджета из-за предложенного снижения налогов на первом этапе не превысят 3% его доходов. В дальнейшем неминуем рост за счет роста налогооблагаемой базы.

Если судить по максимальным ставкам налогов, в развитых странах налоговое бремя на бизнес тяжелее, чем в России. Но в этих странах предприятию дают возможность вырасти и окрепнуть, и лишь потом разумно «стригут». При этом всячески стимулируют дальнейшее развитие, чтобы «стричь» еще больше. Кроме того, основная тяжесть налогов в западных странах ложится на сферу потребления (В.В. Путин предложил в своем послании именно это сделать у нас) и, в первую очередь, на доходы физических лиц. Например, в США поступления подоходного налога составляют около 50% доходов Федерального бюджета (у нас – около 20%). 

3.5. Об упрощении налоговой отчетности. 

Сложность процедур – одна из коренных проблем практически всех сторон нашей жизни. Очереди к чиновникам, хождение по инстанциям, получение различных справок, оформление большого числа документов для решения малого вопроса сопровождают нашу жизнь от самого рождения и являются одной из главных причин коррупции: проще дать взятку, чем оформить по закону. И все же процедуры, связанные с исчислением и уплатой налогов и с налоговой отчетностью, следует выделить особо. Ведь ценой ошибки оформления может стать разорение предприятия или уголовное преследование его руководителей и даже рядовых работников бухгалтерии.

«Книга покупок» и «Книга продаж» с троекратной записью каждой продажи, налоговый учет, который надо вести параллельно с бухгалтерским учетом, оформление возмещения НДС за экспорт, расчеты состоящих из четырех налогов социальных взносов с учетом возрастов сотрудников и уплатой в два бюджета и три фонда – неполный перечень «заморочек» бухгалтера. Бухгалтерский отчет с приложениями – это несколько десятков  страниц текста и расчетов. Инструкция по составлению годового бухгалтерского отчета в налоговую инспекцию содержит 600 страниц. «Система Главбух» (2008), рекомендованная в качестве «Актуальных практических рекомендаций бухгалтеру предприятия» включает в себя:

- более 200 000 страниц эксклюзивных рекомендаций по налогам и сборам;

- свыше 30 000 нормативно-правовых документов в полной редакции;

- CD-диск с обновлениями 2 раза в месяц;

- Online-версия для подписчиков. Ежедневное обновление системы!

И всей этой информацией должен владеть бухгалтер предприятия! Вряд ли это возможно даже теоретически. Особенно умиляет «ежедневное обновление системы».

О мытарствах по оформлению документов на экспорт или импорт продукции можно писать романы. Заметим, что усложнение процедур чувствительно только для добросовестных налогоплательщиков. Для тех, кто злоупотребляет, любая процедура – не проблема.

То же можно сказать почти обо всех процедурах взаимодействия предприятия с государством. Разработка процедуры отдана полностью на откуп чиновнику. А тот, кто должен этой процедурой руководствоваться, не имеет слова. А упростить процедуры – не проблема. Нужно лишь всерьез поставить такую задачу.

Известно, что работа бухгалтера не только не романтична, но и очень сложна. Она и должна быть сложной. Но это не оправдывает излишней сложности налоговой отчетности.

Сегодня все внимание бухгалтера сосредоточено не на ведении учета, необходимого предприятию, а на подготовке отчетов в налоговую инспекцию.

Разработчики форм налоговых деклараций постоянно их меняют, так как, по их мнению, в формах должны быть учтены все положения НК РФ и все новых документов, регламентирующих уплату налогов. Например, если будет установлена льгота по налогам для слепых, новую форму декларации введут для всех. Такой подход представляется не самым лучшим.

Еще одна проблема — недостаточно продуманный курс на автоматизацию, взятый разработчиками налогового и бухгалтерского учета, который ведет к увеличению его трудоемкости, необходимости привлечения организациями и налоговыми инспекциями дополнительных специалистов, а также к увеличению числа конфликтных ситуаций между налогоплательщиками и налоговыми органами.

Жизнь налогоплательщиков существенно усложнило введение двадцатизначных кодов бюджетной классификации (КБК). Для каждого налога, штрафа или пени назначен свой код, который постоянно меняют. Ошибка в КБК при оформлении платежного поручения или при обработке информации в налоговой инспекции ведет к тому, что платеж попадает в группу «невыясненных», а за якобы несвоевременную уплату налога начисляются пени за каждый день просрочки. Чтобы прояснить ситуацию, необходимо провести сверку данных налогоплательщика и налоговой инспекции. В связи с перегруженностью инспекций работой попасть на сверку не так-то просто. А до прояснения надо платить вторично, а то будет хуже. Судя по названию, КБК нужны тем, кто работает с бюджетом. Так почему бы им самим не закодировать десяток статей налоговых поступлений, а не заставлять это делать миллионы бухгалтеров?

А тут еще одна напасть, которая касается не всех, но многих: одновременно с бухгалтерским учетом предприятия должны вести налоговый учет. Вот что говорил по этому поводу в интервью журналу «Консультант» Президент Палаты налоговых консультантов России, бывший начальник Управления Госналогслужбы России по г. Москве Д.Г. Черник: «Введено такое понятие, как налоговый учет. Честно говоря, я не знаю, чем плох бухгалтерский учет, но если он действительно плох, то почему бы его не усовершенствовать? Вместо этого ввели учет, которого вообще в природе не существует, который надо создавать заново»[11]. Это мнение поддержали бы многие предприниматели и налоговики.

Растет нагрузка на предприятия. Это только кажется, что затраты, связанные с бухгалтерским учетом и расчетом налогов, малы. Они малы для крупных и особо крупных предприятий, а для субъектов малого бизнеса эти непроизводительные затраты составляют существенную часть накладных расходов.

Испытывают трудности и налоговики: вместо того чтобы обеспечивать поступление налогов в бюджет и консультировать предприятия, налоговые инспекторы вынуждены обрабатывать тысячи страниц отчетов и деклараций. Введение системы сдачи отчетов на магнитных носителях проблемы не снимает, так как формы остаются теми же, а читать их на экране монитора труднее и вреднее для здоровья, чем на бумажном носителе.

Во многих странах малые и средние предприятия своих бухгалтеров не имеют, а платят специальным фирмам, которые ведут их бухгалтерский учет и отвечают перед налоговой инспекцией. Например, в Германии один бухгалтер специализированной фирмы ведет 50–150 предприятий. При нашей системе учета и отчетности больше 3–4 фирм не потянет никто. А главное, специализированная фирма не отвечает за «первичку», а именно здесь и «зарыта собака» – например, может оказаться недействительной полученная предприятием счет-фактура с последствиями вплоть до уголовных.

В качестве первоочередных мер, направленных на упрощение налоговой отчетности, а также на упрощение методики исчисления и уплаты налогов, предлагаем:

- сократить объем отчета, сдаваемого в налоговую инспекцию, с 60-100 до 1-3 страниц;

- платить каждый налог (в том числе социальные взносы) одним платежным поручением без указания фондов и бюджетов и Кодов бюджетной классификации (КБК). Распределение налогов по фондам и бюджетам и указание КБК поручить Федеральному казначейству;

- налоговый учет отменить;

- при начислении НДС за налоговую базу принимать реальную (а не расчетную) добавленную стоимость предприятия за отчетный период, определяемую по данным бухгалтерского учета как сумму зарплаты, налогов, чистой прибыли и амортизации.

Информация, содержащаяся в налоговом отчете, должна быть необходимой и достаточной для решения поставленных задач. Переизбыток информации затрудняет работу как тех, кто ее готовит и представляет, так и тех, кто ее получает и с ней работает. Чем проще и прозрачнее отчетная форма, тем проще платить налоги и проверять правильность их уплаты; соответственно, тем труднее уклоняться от налогообложения и тем эффективнее налоговая система в целом.

Если в налоговой декларации указывать только то, что предписано ст. 80 НК РФ, а также необходимые для исчисления и уплаты налогов их названия, налоговые базы, ставки налогов и начисленные, уплаченные и подлежащие к уплате суммы налогов, то объем декларации не превысит одной-двух страниц обычного формата. На этой же странице может быть помещена информация налоговой инспекции о том, насколько совпадают данные налогоплательщика о начислении и уплате налогов со сведениями, имеющимися в налоговой инспекции: многие предприятия имеют проблемы и месяцами стоят в очередях на сверку.

Форму декларации по нескольким налогам на одной странице нельзя назвать чем-то новым. Например, в Швеции на одной странице декларации помещается отчет по социальным взносам, НДФЛ и НДС.

Налоговая отчетность в Швеции выглядит следующим образом. Шведские компании за месяц до установленного срока представления отчета получают из налогового органа

умещающийся на одной странице бланк ежемесячной декларации о налогах на зарплату и НДС с информацией налогового органа о задолженности по каждому налогу. В течение месяца предприятие заполняет декларацию и возвращает ее налоговой службе. При этом фирмы, объем реализации которых ниже 40 млн. шведских крон (155 млн. руб.), сдают декларацию и платят налоги на свой налоговый счет один раз в месяц, а те, чей объем превышает указанную сумму, отчитываются один раз, а платят два раза в месяц — 12-го и 26-го числа. На одной странице бланка помещаются реквизиты предприятия, налоговые базы, ставки налогов, налоговые вычеты, сами налоги и замечания налогового органа. У нас то же самое, но на 30–50 листах и без информации налогового органа о наличии или отсутствии у предприятия задолженности по налогам. Не здесь ли наши проблемы?

На рис. 31 приведена заполненная форма ежемесячной налоговой декларации шведского предприятия численностью 4 человека с объемом реализации в январе 2,4 млн. крон

(9,3 млн. руб.) и фондом оплаты труда в феврале 95,0 тыс. крон (из них 10,0 тыс. зарплата семейного пенсионера), включая подоходный и социальный налоги. Отчет по НДС за январь и по налогам на зарплату за февраль. В декларации указаны также ИНН 611111-2956 и регистрационный номер плательщика НДС SE611111295601, полученный путем добавления к ИНН двух букв вначале (код страны – SE – Швеция) и двух цифр в конце (01). 400.000SEK (шведских крон) – НДС со ставкой 25%, 96.000 –  НДС со ставкой 12%, 240000 – возмещение НДС, входящего в стоимость покупных. 32,82% - ЕСН – основная ставка,  24,26% - ЕСН для работающих семейных пенсионеров. 32.000 – подоходный налог. Обращаем еще раз внимание на то, что такие же формы на 1 странице заполняют и самые крупные шведские предприятия.

 

ris-30.jpg

Рис. 31. Заполненная Форма ежемесячной налоговой декларации шведского предприятия

3.6. Заключение по разделу 3

России нужен новый Налоговый Кодекс.[12] Необходимо пересмотреть и ставки налогов, и всю налоговую систему в целом. До введения нового Налогового Кодекса необходимо срочно принять следующие меры: - ввести прогрессивную шкалу подоходного налога (ставки см. выше); - ввести местный налог на недвижимость на первом этапе стоимостью свыше 30 млн. руб. ($1 млн.), независимо от того, зарегистрирована она или нет; за налоговую базу принимать самооценку, но не менее 50% рыночной стоимости; - возложить на ФНС обязанность проверять соответствие крупных расходов граждан их доходам и данным налоговых деклараций; - установить амортизационную премию в размере 100% при покупке оборудования стоимостью до 7,5 млн. руб. (в США - $500 тыс.) за единицу и общей стоимостью до 30 млн. руб. (в США – $2 млн.) в год; при превышении этих сумм – 50% списание, затем – обычная амортизация. Упростить режим зачета амортизационных премий. Расширить понятие НИОКР, включив в них приобретение необходимых приборов и материалов, обучение специалистов и их заработную плату в рамках проекта; - до 10% снизить ставки НДС, социальных взносов и налога на прибыль для предприятий указанных выше в табл. 3; - в два раза снизить налоговую нагрузку на предприятия, работающие на специальных налоговых режимах (УСН, ЕНВД, ЕСХН, ЗАТО); - ликвидировать льготы по НДС и снизить базовую ставку НДС до 8-10%; - 50% НДС оставлять регионам; - разрешить регионам вводить налог с продаж со ставкой до 5% (при условии снижения базовой ставки НДС до 8-10%); - отменить или существенно снизить (например, до 5%) размеры возмещения НДС для экспортеров сырья и полусырья (как это сделано в Китае); - отменить регрессию при начислении социальных взносов (ввести «плоскую» шкалу) и передать обязанности по сбору социальных взносов Федеральной налоговой службе; - ввести монополию государства на торговлю алкогольными напитками; - разработать комплекс мер по решению проблем офшоров и залоговых аукционов; - упростить налоговую отчетность; сократить объем отчета, сдаваемого в налоговую инспекцию с 40-60 до 1-3 стр. (проект формы разработан); - при начислении НДС за налоговую базу принимать реальную добавленную стоимость предприятия за отчетный период, определяемую по данным бухгалтерского учета как сумму зарплаты, налогов, прибыли и амортизации. Это решит проблему возмещений, уплаты НДС с авансов (платить не надо, т.к. авансы не являются добавленной стоимостью), сделает ненужными книги покупок и продаж, наполовину сократит число налоговых дел в арбитражных судах, существенно сократит объем работы бухгалтера и т.д.


[1] Комментарий к Налоговому Кодексу Российской Федерации части первой и второй. Издание 2-е, переработанное и дополненное/  М.Л.Захаров и [др.]. Под ред. С.В.Земляченко (часть первая), Р.Ф.Захарова (часть вторая).- М. 2001

[2] Постановлением Правительства от 20.12.2012 № 1337 установлен средний по России прожиточный минимум в размере 6643 руб.

[3] Фридман М., Капитализм и свобода / Пер. с англ., М., «Новое издательство», 2006. - 240 с.

[4] В США в период до налоговой реформы 1964 г. ставки федерального подоходного налога колебались в очень широком диапазоне от 3% (при годовом доходе в 700 долл.) до 91% (при доходе, превышающем 1 млн. долл.). В 1964 г. была установлена разрядная шкала исчисления подоходного налога с прогрессивно возрастающими ставками от 14 до 70%. Сегодня в США максимальная ставка 35%, но президент Обама хочет ее поднять.

[5] Подробнее см: http://www.kommersant.ru/doc/2096864

[6] В.Л. Рыкунова,  дисс. на соискание степени к.э.н. «Налогообложение добавленной стоимости на основе принципа перелагаемости налогового бремени».

[7] Подробности см. в статье «Об исчислении НДС «прямым» способом», http://www.modern-rf.ru/publikatsii/publikatsii_57.html

[8] http://www.treasury.gov/press-center/press-releases/Documents/hp749_approachesstudy.pdf

[10] Росстат, http://www.gks.ru/bgd/regl/b12_01/IssWWW.exe/Stg/d10/3-2.htm

[11] См.: Консультант. Май, 2003. № 10, с.11

[12] Первый этап создания нового Налогового Кодекса России – «Разработка Налоговой доктрины и направлений совершенствования российской налоговой системы нами» был выполнен экспертами ЭАЦ «Модернизация» в 2011 году по поручению Председателя Совета Федерации РФ, С текстом отчета можно ознакомиться по адресу:

http://www.modern-rf.ru/netcat_files/93/47/h_3df0254cbd59c7ef9ef95c69da0d645e.