Дорожная карта развития сельского хозяйства

Нас поддержало - 0000101 Кто поддержал Поддержать сейчас
Настоящий проект Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года разработан при участии широкого круга экспертов в области сельского хозяйства в рамках аграрной секции Московского Экономического Форума.

Содержание


          Актуальность

          Критика существующей аграрной политики

          Потенциал развития отрасли

          Принципы и меры

               - Развитие внутреннего рынка сбыта

               - Стимулирование производства

                - Развитие экспорта

          Результаты


Видео



Предисловие

Настоящий проект Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года разработан при участии широкого круга экспертов в области сельского хозяйства в рамках аграрной секции Московского Экономического Форума.  Московский Экономический Форум  — это  масштабное деловое мероприятие международного уровня, призванное предложить конкретные пути интенсивного развития экономики России.
Даты проведения — 20–21 марта 2013 года.
Место проведения — Московский Государственный Унивеситет им. Ломоносова. 
Сопредседатели МЭФ:
Руслан Гринберг Директор Института экономики РАН; 
Виктор Садовничий Академик, ректор Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова; 
Константин Бабкин Президент промышленного союза «Новое Содружество»; политик, общественный деятель  
Цели Форума:
Демонстрация альтернативы существующему курсу развития экономики России. 
Консолидация граждан нашей страны: ученых, предпринимателей, общественных деятелей, интеллектуалов для реализации этих альтернатив. 
Подготовка посткризисной экономической программы. 
Подготовка кадров. 

      Насыщенная двухдневная программа включает два пленарных заседания, более десяти тематических круглых столов, а также дискуссии и семинары.

      Форум уже поддержали:

      Многие известные российские промышленники и бизнесмены, финансисты, менеджеры, экономистыпрактики, в том числе С.Ю. Глазьев, Ю.Ю. Болдырев, В.В. Геращенко, М.Г. Делягин, В.И. Якунин.

      Руководители и ведущие специалисты НИИ РАН, Университетов, независимых исследовательских и экспертных центров России, Украины и других стран СНГ, среди них — академики В.М. Геец и М.К. Горшков.

      В Форуме также примут участие делегации из стран Западной и Восточной Европы, США, Китая, в   т. ч. Иммануил Валлерстайн, Гжегож Колодко.


    Актуальность

    Реализуемая государством аграрная политика привела к тому, что сельское хозяйство находится в упадке, а качество жизни почти 40 млн. сельских жителей неудовлетворительно. По большинству продуктов сельского хозяйства после 20 лет реформ и технологического развития не достигнут уровень производства 90-х годов. 30,5% населенных пунктов Российской Федерации (в первую очередь сельских) относятся к разряду вымирающих, то есть имеют население менее 10 человек. Потребление мяса значительно отстает от  гигиенических норм и уровня потребления развитых стран. Заработная плата в сельском хозяйстве более чем в 2 раза отстает от средней по стране, а уровень безработицы на селе почти вдвое выше, чем в среднем по экономике.
    Государство ограничивало рост цен на сельхозпродукцию, в результате, рентабельность сельхозтоваропроизводителей оказалась почти втрое ниже, чем, например, в США, что сделало отрасль инвестиционно непривлекательной. Низкие инвестиции, в свою очередь, привели к  неконкурентоспособности отрасли. Ситуация усугубилась со вступлением РФ в ВТО. Условия присоединения  резко обострили неравенство конкурентной борьбы отечественных и зарубежных сельхозтоваропроизводителей. Позиция государства и Минсельхоза, в частности, была крайне вялой, не было  выработано никаких адекватных мер. Ситуация резко контрастирует с тем, как вел себя Евросоюз после раунда переговоров в Дохе. Когда развивающиеся страны поставили вопрос о необходимости снижения дотаций для сельского хозяйства, ЕС не только не сократил поддержку крестьян, а даже увеличил ее, распределив по статьям, которые не запрещены ВТО. Сложившаяся ситуация требует решительных мер, а именно: разработка и реализация Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года. Промедление может стоить России продовольственной безопасности, а 40 млн. сельских жителей  поставить на грань выживания.

    Часть. 1 Критика существующей аграрной политики.

    К сожалению, необходимо констатировать, что в результате проводимой аграрной политики российское село деградирует. Возьмем, к примеру, карту Бельского района Тверской области с указанием населенных пунктов за 1985 год (рис. 1.1) и посмотрим, сколько населенных пунктов сохранилось к сегодняшнему дню: огромное количество сел и деревень попросту исчезли.

    onn.jpg

    Рисунок 1.1. Исчезновение деревень с карты страны, на примере Бельского 
    района Тверской области, 1985-2012 гг.
    И это не случайность, ведь с каждым годом все больше и больше мы завозим продовольствия, его импорт растет ежегодно на 14% (см. рис. 1.2). Даже в кризисном 2009 году, когда ввоз в страну практически всех товаров упал, динамика импорта продовольственных товаров не ослабла, что свидетельствует о том, что приобретаем за рубежом товары первой необходимости и не способны отказаться от них.
    В связи с этим отрицательный торговый баланс достиг впечатляющих величин в десятки миллиардов долларов – стоимость завозимых продуктов на 26,4 млрд. долларов превышает стоимость экспортируемых.

    23.jpg

    Рисунок 1.2. Импорт продовольствия в РФ и торговый баланс РФ [1], 
    2006-2011, млрд. долл.
    Не смотря на это, в Госпрограмме развития сельского хозяйства продолжают ставиться мало амбициозные цели. Как видно на рис. 1.3, даже плановые цели Госпрограммы на 2020 год не достигают уровня 90-х годов по объему производства ряда продуктов.

    maslo.jpg

    Рисунок 1.3. Сравнение производства отдельных видов сельхозпродукции в 
    1990, 2008 годах и планируемых показателей на 2020 год [2] .
    Заниженными целями дело не ограничивается. Эффективность закладываемых в Госпрограмму мероприятий и качество их исполнения не выдерживает критики: существующая аграрная политика не позволяет российским сельхозпроизводителям конкурировать «на равных» ни на внутреннем, ни на внешних рынках. Объем средств, направляемых на развитие сельского хозяйства в России несравним с поддержкой, которую получают основные конкуренты. (рис. 1.4). Россия вступила в ВТО на условиях, полностью запрещающих поддержку экспорта, а объем поддержки на внутреннем рынке ограничен 4,4 млрд. долларов в год (начиная с 2018 года), что, например, ниже чем у Швейцарии. При этом разрешенный на 2013 год уровень поддержки в сумме 9 млрд. долларов реализуется едва ли на 50%.

    izm2.jpg

    Рисунок 1.4. Сравнение разрешенного объема поддержки сельского хозяйства и экспорта сельхозпродукции в разных странах [3].

    Но даже эти незначительные средства распределяются неравномерно между регионами и хозяйствами. В трех соседних регионах РФ уровень субсидий на гектар площадей отличается более чем в 28 раз (рис. 1.5).

    izm3.jpg

    Рисунок 1.5. Субсидии в рамках Госпрограммы на 
    гектар с/х угодий в 2011 г. на примере некоторых регионов, тыс. руб. на гектар [4]
    Также существующая аграрная политика не нацелена на создание благоприятных экономических условий для развития села, не борется с непредсказуемостью сельхозпроизводства.
    Особо нужно остановиться на стоимости привлеченного финансирования (банковских займах). Даже с учетом субсидирования 100% ставки рефинансирования, реальная стоимость денег для отечественного фермера остается в несколько раз выше, чем для североамериканского или европейского (рис. 1.6).

    izm4.jpg

    Рисунок 1.6. Условия конкуренции России с другими странами [5]

    Финансировать инвестиции в обновление материально-технической базы можно не только из заемных, но и из собственных средств, точнее, из прибыли. Как видно из рис. 1.7 цены на большинство продуктов сельского  хозяйства в РФ были ниже, чем в ЕС и США и, как следствие, рентабельность сельхозтоваропроизводителей в РФ с учетом субсидий была почти втрое ниже, чем в США. Показателен в этом отношении контраст свиноводства – цены на свинину были в последние годы выше, чем в ЕС, и это стало важнейшим фактором, определившим инвестиционную привлекательность 
    подотрасли и инвестиционный взрыв, приведший в последние 5 лет к 8% 
    среднегодовому росту выпуска в натуральном выражении.

    izm5.jpg

    Рисунок 1.7. Факторы, влияющие на конкурентоспособность российских с\х 
    производителей по сравнению с другими странами [6]
    Таким образом, можно сделать вывод о том, что даже при наличии всего одного фактора, определяющего инвестиционную привлекательность отрасли (наличие высоких цен и рентабельности, либо дешевое заемное финансирование) отрасль демонстрирует существенный рост инвестиций.

    Часть 2. Четыре фактора, определяющие потенциал развития отрасли.

    2.1. Земельные ресурсы

    Россия располагает огромным резервом сельскохозяйственных земель (порядка 132 млн. га) – основного сельскохозяйственного ресурса. На ее долу приходится 10% мировой пашни и 55% мировых запасов чернозема. Кроме того, посевная площадь в РФ может быть быстро увеличена, ведь 41,0 млн. га были заброшены с 90-х годов прошлого века. Для сравнения, это площадь всей пашни Канады или вдвое больше площади пахотных земель Франции.

    На сегодняшний день лишь в двух регионах мира есть возможность увеличения площади пахотных земель и, соответственно, значительного и недорогого наращивания объемов производства сельхозпродукции – это страны СНГ и Африка. При этом, в прочих регионах мира эти возможности исчерпаны: Европа, Австралия и Северная Америка полностью исчерпали свои земельные ресурсы, а в Южной Америке любое расширение площадей связано с вырубкой бесценных лесов и значительными затратами.

    2-1.jpg

    Рисунок 2.1. Использование пашни в странах мира. Источники: FAOSTAT, ВИАПИ, cisstat.org, Росстат, Всероссийская с/х перепись 2006, аналитика SBS

    2.2. Трудовые ресурсы

    Наращивание производства сельхозпродукции также обеспечено и трудовыми ресурсами. Численность занятых в сельском хозяйстве России почти втрое превышают аналогичный показатель США и составляет 6,3 млн. человек. Однако их востребованность в отечественном сельском хозяйстве пока не высока. Уровень безработицы на селе вдвое выше, чем в среднем по экономике РФ, а уровень заработной платы на 15% ниже. Миф о низком качестве человеческого капитала в сельском хозяйстве сильно преувеличен, так, например, количество специалистов с высшим аграрным образованием составляет 1,6 млн. человек, что более чем в два раза выше, чем в США.

    2-2.jpg

    Рисунок 2.2. Характеристика трудовых ресурсов, занятых в сельском хозяйстве России и других страна

    2.3. Технологии

    Еще один источник роста сельхозпроизводства в России – это внедрение современных технологий. Ни для кого не секрет, в каком плачевном состоянии находится парк сельхозтехники, как игнорируются технологии производства, насколько неадекватно низкой остается урожайность основных сельхозкультур и производительность труда в отрасли (рис. 10). При этом для наших природно-климатических условий разработаны технологии (см. Канада, США, ЕС), позволяющие удвоить или даже утроить урожайность.

    Например, в Республике Татарстан (со средними для России природными условиями) даже в период затянувшейся засухи последних лет средняя урожайность зерна превышает 32 центнера с гектара (а, например, в Нурлатском районе – 52 центнера с га) – почти в 2 раза выше, чем в соседней Самарской области.

    Другой пример – Республика Беларусь. За счет применения современных технологий за 10 лет страна увеличила среднюю урожайность зерновых на 74% – с 19 до 33 центнеров с гектара.

    Потенциал роста с точки зрения использования новых технологий огромен и ограничен лишь объемом инвестиций в аграрный сектор РФ.

    2.4. Рынки сбыта продукции

    Крайне важным фактором для сельхозпроизводства является наличие рынков сбыта продукции, так как перепроизводство даже в одном году грозит банкротством целой отрасли.

    В этом отношении Российская Федерация также обладает колоссальными потенциалом, как на внутреннем рынке, так и на внешних.

    Потенциал роста внутреннего спроса обусловлен: увеличением самообеспеченности России сельхозпродукцией (т.е. импортозамещением); ростом потребления на душу населения, в особенности мяса (т.е. приближением к рациональным нормам потребления продуктов питания); повышением качества продукции (т.е. увеличением доли сельхозсырья в конечном продукте, например, мяса в колбасе); и ростом спроса на продукцию растениеводства со стороны животноводства (т.е. увеличение потребности в кормах).

    На внешних рынках Россия также имеет хорошие возможности как в силу своего географического положения, так и в связи с растущим дефицитом продовольствия в ряде регионов мира.

    Подробные расчеты потенциала внутреннего и внешних рынков для сельхозпродукции российского производства представлены в Части 4 доклада.

    2-3.jpg

    Рисунок 2.3.  Производительность труда и средняя мощность пахотных тракторов в России по сравнению с другими странами.  Источники: US Department of Agriculture, FAOSTAT, Statistics Canada, Australian Bureau of Statistics, US Census Bureau



    Часть 3. Принципы Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года и предлагаемые меры развития отрасли.

    Основным принципом Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года является переход от ретроспективного планирования на основе уже достигнутых результатов к планированию, основанному на оценке реальных производственных возможностей отечественного агарного сектора и емкости рынка продуктов питания. Для реализации этого принципа необходимо также изменение положений Доктрины продовольственной безопасности России. А именно – существенное повышение целевого уровня самообеспечения страны продуктами питания, так чтобы даже в случае неурожая, вызванного климатическими факторами, Россия сохраняла независимость от импорта продовольствия из других стран.

    Второй принцип – создание равных условий конкуренции как между российскими сельхозпроизводителями, так и между российскими и зарубежными.

    На основе опыта развитых стран меры аграрной политики можно разделить на три основных блока: меры, направленные на развитие внутреннего рынка сбыта; стимулирование производства и развитие экспорта.



    3.1. Развитие внутреннего рынка сбыта продукции.

    3.jpg

    Рисунок 3.1. Три основных блока Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года
    Инвестиции в развитие производства сельхозпродукции не имеют смысла без наличия стабильного платежеспособного спроса со стороны конечного потребителя, переработчиков продукции и смежных подотраслей, например, животноводства, как потребителя продукции растениеводства. В отношении развития внутреннего спроса большой интерес представляет опыт США и ЕС, изучение которого позволило выделить основные мероприятия в рамках Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года.


    3-1.jpg

    Рисунок 3.2. Структура цены 1 кг. белого хлеба в 2011 году.

    Дотации малоимущим гражданам.

    Основным тезисом предлагаемой политики является то, что сельхозпроизводители должны получать адекватное (высокое) вознаграждение за свой труд, т.е. цены на их продукцию должны быть стабильно высокими, что является залогом инвестиционной привлекательности отрасли и стимулом для наращивания производства. Но, на сегодняшний день, 13% населения страны (18.1 млн. человек) живут на менее чем 6 400 рублей в месяц, и обоснованным выглядит утверждение, что они в первую очередь негативно ощутят на себе повышение цен на продукцию сельского хозяйства. Именно поэтому дотации малоимущим гражданам являются важным инструментом аграрной политики, т.к. влияют сразу на две цели: развитие производства (за счет повышения доходов крестьян) и развитие рынка (за счет обеспечения стабильного платежеспособного спроса на продукцию).

    При этом отметим, что доля именно сельскохозяйственного сырья в стоимости конечного продукта значительно ниже, чем доля налогов, тарифов на топливно-энергетические ресурсы, розничных накруток и банковских процентных ставок.

    Приведем наглядный пример. По данным Росстата (рис. 3.2) доля стоимости зерна в конечной стоимости белого хлеба составляет 7.2%. Т.е. при повышении стоимости зерна, например, на 20% (1000 рублей в ценах 2011 года) стоимость килограмма белого хлеба увеличится лишь на 1.4% или 57 копеек, которые могут быть скомпенсированы государством в виде дотаций. При этом эффект вложений будет гигантским: рост выручки производителей зерна на 20% (94.2 млрд. рублей в ценах 2011 года) обойдется государству примерно в 4.1 млрд. рублей!

    В рамках Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года предлагается использовать опыт США, где 78% аграрного бюджета приходится на продовольственную поддержку малообеспеченных граждан.

    В США почти 46 млн. наименее обеспеченных американцев получают субсидии на приобретение продуктов питания. Ежегодный объем программы весьма внушителен – 76 млрд. долларов.

    Гарантии минимальных цен на сельхозпродукцию.

    Для фермера значимым является предсказуемость цен по годам, ведь не секрет, что влияние погодных факторов приводит к значительным колебаниям цен на продукцию сельского хозяйства. Стабильность экономических показателей сельскохозяйственных производителей имеет важнейшее значение при их кредитовании, ведь банк, не будучи уверенным в их платежеспособности, скорее всего, откажет в кредите, либо потребует надежный залог.

    Для обеспечения стабильности цен, например, в США используется механизм залогового кредитования (рис. 3.4), которым государство гарантирует минимальную цену продукции для фермера.

    3-3.jpg

    Рисунок 3.3. Структура расходов американского бюджета на поддержку сельского хозяйства и программа субсидирования покупки продуктов питания. Источники: Budget Issues Shaping а 2012 Farm Bill

    Как следует из представленной схемы, государство берет на себя обязательства приобрести урожай фермеров по заранее объявленным минимальным ценам, а также вернуть его, если рыночные цены пойдут вверх.

    Помимо механизма залогового кредитования в США используется механизм прямых и компенсационных выплат (подробно механизм описан на рис. 3.5). Инструмент обеспечивает равную доходность фермеров при производстве 15 основных видов сельскохозяйственных культур и молока. Это в свою очередь позволяет избежать резких колебаний цен. Отсутствие такого механизма в России приводит к тому, что сельхозпроизводители, не имея достаточной маркетинговой информации, предпочитают сеять то, что пользовалось хорошим спросом в прошлом году. В результате эффекта «толпы» возникает перепроизводство отдельных культур, значительные колебания цен на них, и как следствие рентабельности сельхозтоваропроизводителей. Это вредит и потребителям продовольствия и самим фермерам.

    3-4.jpg

    Рисунок 3.4. Механизм залогового кредитования


    3-5.jpg

    Рисунок 3.5. Программа прямых и компенсационных платежей в США

    3-6.jpg

    Рисунок 3.6. Сравнение ограничений на импорт продовольствия

    Сегодня, к сожалению, государство действует наоборот – оказывает давление на рыночные цены. Одним из механизмов такого ценового давления на сельхозпроизводителей является деятельность ОЗК (Объединенной зерновой компании). Наполовину частная компания управляет государственным интервенционным фондом сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия объемом более 9,5 млн. тонн зерна общей стоимостью более 44,5 млрд. рублей. По сути, происходит перераспределение маржи от фермера к ОЗК. В 2011 г валовая прибыль ОЗК составила 3,5 млрд. руб. – деньги, которые при «государственной поддержке» были изъяты у крестьян. Обсуждение всех претензий к деятельности ОЗК – ее эффективности, прозрачности, неоправданному монопольному положению достойно отдельного тома. Не будет ли эффективнее попросту продать или ликвидировать государственную долю в компании и инвестировать вырученные деньги, а это десятки миллиардов рублей в тех, кто реально производит зерно, а не спекулирует им?

    Введение ограничений на импорт.

    Рисунок 3.7. Примеры различных нетарифных мер для ограничения импорта продовольствия

    3-7.jpg

    Мерой, направленной на развитие внутреннего рынка, является комплекс тарифных и нетарифных барьеров. Здесь нужно отметить крайне низкую защищенность отечественных производителей по сравнению с зарубежными.

    Среди мер, направленных на ограничение импорта сельхозпродукции можно выделить тарифные и нетарифные. В качестве нетарифных мер выступает ужесточение фитосанитарного контроля и техническое регулирование рынка. Данные меры не ограничены обязательствами России перед ВТО, однако их применение требует осторожности и высокой степени обоснованности, так как высок риск симметричного ответа со стороны торговых партнеров, что может привести к сокращению экспорта.


    Контроль качества продукции.

    Разнообразие нетарифных мер довольно велико, в ход идут самые неожиданные приемы, включая требования к составу продуктов, в т.ч. содержанию в них основного сельскохозяйственного сырья, например, цельного молока в молочных продуктах или мяса в колбасе и т.д. (рис. 3.7). С учетом этой практики, необходимо ввести требование к продуктам питания, реализуемым в России, о минимально допустимых уровнях содержания того или иного сырья. Это позволит, с одной стороны, увеличить внутренний спрос на продукцию сельского хозяйства (мясо, молоко и т.д.), с другой стороны, повысить качество питания (соответственно, здоровье) населения.



    3.2. Стимулирование производства.

    Вторая группа мер Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года включает меры, направленные на стимулирование производства. Такие меры были основой аграрной политики ЕС до 80-х годов прошлого века.

    Дифференцированное субсидирование.

    По урожайности и другим показателям, Россия находится на уровне ЕС 60-х годов, и европейский опыт поддержки производства через дифференциальные субсидии должен быть использован и в РФ. Речь идет дифференцированном субсидировании производства отдельных видов сельхозпродукции на гектар или животное. Такой подход позволяет значительно нарастить производство основных продуктов в короткие сроки. Кроме того, государство получает инструмент управления структурой сельхозпроизводства в зависимости от рыночных условий, потребностей и прогнозов, за счет увеличения или снижения уровня поддержки отдельных видов продукции.

    3-8.jpg

    Рисунок 3.8. Дифференцированное субсидирование производства сельскохозяйственной продукции в ЕС

    Причем должен быть обеспечен равный доступ мелких и крупных хозяйств, например через ограничение максимального размера субсидий на одно хозяйство, так как равномерное и справедливое перераспределение доходов является основной обязанностью государства.

    На рисунке 3.7 представлена основная информация о государственной поддержке развития сельхозпроизводства в странах ЕС. Как видно из графиков, ЕС планомерно наращивал объем выделяемой помощи, который к 2011 году составил 56 млрд. евро, из которых на развитие производства явно или косвенно направляется порядка 70%. Результатом проводимой политики стало увеличение урожайности, например, пшеницы в 2.3 раза.

    Развитие системы страхования сельхозпроизводства.

    Следующая мера в блоке развития производства – страхование урожая и маржи производителей. Как видно из рис. 3.8 (лево) Россия значительно отстает от других стран по доле застрахованных земель, и показатель этот существенно не менялся за последние годы. Неразвитость этого механизма ограничивает возможности по привлечению заемного финансирования под залог урожая и делает риски сельхозпроизводителей чрезмерными. Согласно данных Национального союза агростраховщиков, 45% отказов в страховании происходит в результате несовершенства законодательства. Требуют уточнения критерии гибели урожая, расширение перечня культур, внесенных в Госреестр, развитие статистического учета и усиление работы Федеральной службы по гидрометеорологии.

    3-9.jpg

    Рисунок 3.9. Страхование урожая и маржи производителей

    Также интересен опыт Канады по государственному страхованию маржи сельхозпроизводства (рис. 3.8, право). Канадское правительство выплачивает сельхозпроизводителям компенсацию в зависимости от величины падения их маржи, например, при сокращении рентабельности на 60%, до 70% недополученной маржи будет выплачено государством. Данный механизм стабилизирует доходы фермеров в период природных и экономических катаклизмов и позволяет сохранять их инвестиционную активность и платежеспособность.

    Снижение налоговой нагрузки и издержек производства.

    Для бурного развития производства сельхозпродукции в России необходимо обеспечение равных конкурентных условий по сравнению с зарубежными коллегами. Речь идет о факторах, внешних для крестьян: ставки по кредитам, налоговая нагрузка, тарифы на услуги естественных монополий, стоимость топливных ресурсов и т.д.

    В рамках данной меры предлагается отменить все налоги и социальные выплаты для сельхозпроизводства, которые составляют, по некоторым оценкам, до 9% выручки хозяйств. Выпадающие налоги не являются существенными для бюджета государства (порядка 1,5%) и могут быть скомпенсированы за счет резервных средств, а также роста поступлений от смежных отраслей.

    Также предлагается снижение цен на топливо для сельхозпроизводителей. Не секрет, что более половины стоимости топлива для потребителя составляют налоги, наиболее существенный из них – это акциз. Однако его взимание с фермеров несправедливо, ведь акциз поступает в дорожный фонд, а сельхозтехника работает в поле. Отмена акциза на топливо для сельхозпроизводства позволит высвободить до 36 млрд. рублей в год для осуществления инвестиционных программ в сельском хозяйстве.

    Как отмечалось ранее, ставки по кредитам в России в разы выше, чем в странах запада, что существенно снижает возможности сельского хозяйства по модернизации производства, проведению НИОКР, внедрению современных технологий. Предлагается снизить процентные ставки для села за счет создания специальных программ, субсидирования или иных механизмов.

    Внятная технологическая политика.

    Важным условием создания эффективного производства в сельском хозяйстве является проведение ясной технологической политики в области сельского хозяйства. Несмотря на весьма значительные ассигнования на деятельность Россельхозакадемии и  других аналогичных организаций, нет четкого понимания, сколько специалистов нужно подготовить, сколько и какой нужно сельхозтехники, какие технологии нужно развивать самим, какие закупать за рубежом. Государство должно оказывать консультационную помощь по данным вопросам и обеспечивать фермеров объективно и достоверной информации.

    Нельзя не упомянуть машинно-технологический комплекс сельского хозяйства, который является инновационной базой аграрного производства, важнейшей производственной системой, которая обеспечивает объемы, качество и экономические характеристики конечной сельскохозяйственной продукции.

    Внедрение высокоэффективных, высокоточных, ресурсосберегающих технологий, на базе высокопроизводительной техники способно обеспечить повышение производительности труда не менее чем в 4-5 раз и снижение затрат материальных ресурсов на производство единицу сельхозпродукции в 1,5-3,0 раза.

    Также к технологической политике относятся вопросы долгосрочных инфраструктурных программ, которые бизнес самостоятельно не способен решить ни в одной стране мира. К ним относятся вопросы создания мощностей по перевалке сельхозпродукции на экспорт на Дальнем Востоке и расширение существующих портовых и железнодорожных мощностей в европейской части страны; создание сети предприятий для предоставления услуг по хранению и «доведению» продукции растениеводства на справедливых условиях (данная мера позволит снизить потери продукции, которые, по оценкам экспертов, составляют до 15% урожая, исключить криминальную составляющую элеваторного бизнеса и повысить качество выпускаемой продукции).

    Стимулирование коммерческого использования земель.

    Наконец, последней, пятой мерой блока развития производства является решение земельного вопроса. Специалистам хорошо известна эта проблема. К моменту принятия Земельного кодекса в 2001 году 80% сельхозземель были переданы в частную собственность в виде земельных паев. Земля в виде пая формально считается собственностью, но распоряжаться землей фактически нельзя, т.к. нет свидетельства о праве собственности, не определены границы участка. Бюрократические барьеры в виде сбора огромного количества документов на оформление, немалые затраты на кадастровые услуги привели к тому, что всего 3,3% владельцев паев оформили свое право собственности на землю. В результате земля превратилась в неликвидный актив, отсутствует возможность кредитования под залог участка. Согласно оценок, введение земельных паев  в коммерческий оборот позволит создать залоговую базу в 5,3 трлн. руб. – внушительная сумма,  способная существенно повлиять на инвестиционную привлекательность отрасли. Чтобы это произошло необходимо упростить процедуру оформления прав на землю для владельцев пая и субсидировать затраты на кадастровые работы из бюджета. Необходимо разработать и реализовать и альтернативные инструменты вовлечения земель в оборот – повысить налоги на неиспользуемые земли сельхозназначения, предусмотреть возможность конвертации паев в акции.



    3.3. Развитие экспорта продукции.

    Третьим блоком предлагаемой Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года  выступают меры развития экспорта.

    3-10.jpg

    Рисунок 3.10. Комплексная поддержка экспорта сельхозпродукции из России

    Запрет введения эмбарго на экспорт сельхозпродукции.

    Поддержка экспорта является значимой мерой помощи сельхозпроизводителям в развитых странах. В России, напротив, в 2010 году был введен запрет на экспорт зерна, что привело к финансовым потерям фермеров более 183 млрд. рублей (в результате упущенной выгоды, рис. 3.9., мера 1). Эти огромные потери не были компенсированы фермерам. В связи с этим, первая предлагаемая мера – это ведение запрета на ограничения экспорта сельскохозяйственной продукции.

    Оказание гуманитарной помощи.

    Следующее предложение – увеличить объем гуманитарной помощи, ведь доля России, как видно из рисунка 3.9 (мера 2) чрезвычайно мала. Реальные объемы экспортного финансирования поставок продовольствия из России равны нулю, процентные ставки по экспортным кредитам неконкурентоспособны. Складывается абсурдная ситуация, когда при поддержке государства Внешэкономбанк создает подразделение экспортного финансирования, но сельскохозяйственные товаропроизводители совершенно лишены его поддержки.

    Экспортное финансирование и политическая поддержка.

    Мировые цены на продовольствие подвержены значительным колебаниям. В связи с чем необходимо субсидирование экспорта, это позволит компенсировать колебания цен для сельхозпроизводителей.

    Кроме того, не надо забывать о значительных затратах российского Правительства на содержание военных баз, оплату газопроводов, проезда и прочих примерах взаимодействия с зарубежными партнерами на уровне государств. Необходимо добиться, чтобы часть расходов при таком партнерстве оплачивалась поставками российского продовольствия.

    Необходима также и политическая поддержка отечественного экспорта. Пример, когда Россия ограничила импорт «ножек Буша» и с в визитом в страну немедленно вылетел вице-президент США, контрастирует с случаем ареста российского судна с грузом зерна в Египте, когда Правительством РФ ничего не было сделано для разрешения ситуации.

    В заключении, говоря о мерах Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года, необходимо вернуться к определению позиции России по отношению к ВТО. К сожалению, позиция Минсельхоза в настоящее время пассивна – исполнять требования организации. Но, как мы уже видели на примере ЕС, где после раунда переговоров в Дохе в 2005 г. сумма мер господдержки не была уменьшена, а лишь переквалифицирована из «связанных» в «несвязанные» меры. Необходимо, чтобы государство четко ответило на вопрос – будет ли Россия выходить из ВТО, обходить его правила и поддерживать крестьян,  или реформировать ВТО изнутри и как это отразится на судьбе 40 миллионов сельских жителей.



    Часть 4. Результаты Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года

    Приведенный анализ сельхозпроизводства Российской Федерации и его потенциала доказывает, что отрасль к 2020 году может продемонстрировать многократный рост. С одной стороны, страна обладает всеми необходимыми ресурсами для динамичного развития практически всех подотраслей животноводства и растениеводства. С другой стороны, существует огромное количество мер и решений, опробованных в ведущих экономиках мира, которые позволяют эффективно и быстро реализовать имеющиеся ресурсы. Пришло время выразить возможности российского сельского хозяйства в цифрах.

    Для оценки результатов реализации Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года была применена теория равновесия предложения и спроса. Т.е. проведена оценка производственного потенциала по отдельным группам сельхозтоваров с учетом имеющихся ресурсов и построена модель емкости внутреннего и внешнего спроса на российскую продукцию.

    4.1. Производственные возможности

    Для анализа были выделены следующие виды сельскохозяйственной продукции: зерно, овощи (использовались усредненные данные; вкл. продукцию открытого и закрытого грунта), картофель, молоко, мясо птица, говядина и свинина.

    Зерно. ля оценки производственного потенциала зерновых была применена следующая логика: были оценены возможности возврата заброшенных земель в севооборот (41 млн. га) и увеличение средней урожайности до уровня развитых стран (48 ц/га) за счет внедрения современной техники и технологий (см. рис. 4.1.). Так как сегодняшние технологии позволяют вернуть в севооборот практически все заброшенные земли в течение 4-5 лет, потенциал производства зерна состави 355 млн. тонн в год.

    4-1jpg.jpg

    Рисунок 4.1.Логика оценки потенциала производства зерновых

    Картофель и овощи. о данным Росстата сегодня до 90% картофеля и овощей производится в личных подсобных хозяйствах, т.е. фактически с помощью ручного труда. Обеспечение высокой доходности за счет проведения Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года привлечет в данный сегмент инвестиции и, следовательно, современные технологии, которые позволят многократно увеличить урожайность данных культур. Кроме того имеются существенные возможности расширения посевных площадей под культурами открытого грунта, т.е. производство ограниченно количеством земель, выделенных под их выращивание, что в свою очередь определяется экономической целесообразностью.

    Производство овощей закрытого грунта практически не увязано с посевными площадями, соответственно, потенциал их производства ограничен лишь величиной инвестиций и наличием спроса.

    Таким образом, объем производства овощей и картофеля будет зависеть от наличия платежеспособного спроса и инвестиций. По нашим оценкам, лишь за счет использования передовых технологий производство картофеля в стране может быть увеличено в 4 раз &ndash до 125 млн. тонн. роизводство овощей, учитывая время на строительство тепличных комплексов и внедрение технологий, к 2020 году может вырасти в 3-3,5 раза &ndash до 52 млн. тонн год.

    Свинина и мясо птицы. роизводство данного вида мяса на сегодняшний день практически полностью автоматизировано, а инвестиции в строительство ферм дают прогнозируемый и надежный результат.

    Последние 5 лет государство поддерживало строительство свинокомплексов, в том числе, как уже отмечалось, посредством поддержания высоких цен на их продукцию. В результате производство свинины выросло почти на 50% за пять лет. По мнению экспертов, в России существуют все условия для того, чтобы удовлетворит любой спрос а данный вид мяса в течение 4-5 лет.

    Производство мяса птицы с 2000 года выросло в 4,2 раза, то есть также как и в случае свинины, Российская Федерация при условии должных инвестиций способна обеспечиват любые потребности данном продукте.

    Говядина. данном случае был использован ретроспективный анализ: в 1990 году в РСФСР производилос 4,3 млн. тоннговядины, т.е. при наличии благоприятных экономических условий на рынке страна в течение 7 лет может вернуться к этому объему производства, что соответствует росту в 2,7 раза.

    Молоко. ри оценке потенциала производства молока была использована сходная логика, что и в случае зерновых. При условии увеличения поголовья молочных (мясомолочных) коров до уровня РСФСР 1990 года (20 557 тыс. голов) и достижения среднего уровня Белоруссии по надоям на одну корову (4,8 тонн молока в год), получим, что потенциал производства молока в России составляе 98,7 млн. тонн в год.

    4.2. Моделирование потенциала спроса на российскую продукцию

    Для прогнозирования спроса на сельхозпродукцию российского производства были построены две математические модели для внутреннего и внешнего рынка, так как на них действуют различные тенденции и процессы.

    Внутренний рынок При оценке потенциала роста внутреннего рынка были приняты во внимание следующие факторы, связанные с улучшением экономической ситуации и качества жизни населения:

    1. увеличение норм внутреннего подушевого потребления мяса (свинины и говядины) и птицы с сегодняшних 20 кг на человека до уровня развитых стран в 30-40 кг (см. рис. 4.2. – 2);

    2. замещение импорта базовых видов сельхозпродукции для обеспечения реальной продовольственной безопасности страны и достижение положительного торгового баланса по продовольственным товарам на уровне развитых стран – примерно 15 млрд. долларов (см. рис. 4.2. – 1);

    3. рост потребления продукции растениеводства на корм животных (рост спроса на фуражное зерно с 36,3 до 108,9 млн. тонн в год);

    4. рост качества и разнообразия потребляемых товаров, например, переход от картофеля и капусты к потреблению помидоров, огурцов, зелени и т.д. В результате реализации мер Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года произойдет переход к более разнообразному и здоровому питанию, в связи с чем, существенно изменится структура овощной потребительской корзины за счет замещения дешевых овощей на более дорогие.

    4-2.jpg

    Рисунок 4.2.  Потенциал сбыта продукции на внутренний рынок

    4-3i.jpg

    Рисунок 4.3.  Изменение потребительской корзины с "простых"  картошки и свеклы на более здоровые полноценные продукты

    Внешний рынок При оценке экспортного потенциала были учтены данные ООН по прогнозной численности населения Земли и среднего располагаемого дохода. Помимо роста численности населения в ближайшие десятилетия, произойдет значительный рост благосостояния миллиардов людей на планете, что приведет к резкому росту спроса на мясо, птицу, молочные продукты, яйцо и весь спектр органических продуктов питания. Также учитывалась конкурентная среда на рынках тех или иных товаров и возможности российских производителей завоевать на них долю. Данные прогнозы и параметры были заложены в основу расчетной модели внешнего рынка.

    По данным ФАО к 2020 году перечисленные показатели изменятся следующим образом:

    - численность населения планеты увеличится на 10% и достигнет 7,6 млрд. человек, что потребует кратный прирост экспортных продуктов питания;

    - при этом произойдет рост благосостояния населения, то есть увеличение «среднего класса» в 1,8 раза – с 1,8 до 3,2 млрд. человек;

    - увеличение числа голодающих на 12% (на 2009 год число голодающих составляет 868 млн. чел.);

    - двукратное увеличение потребления биотоплива в развитых странах.

    При моделировании внешние рынки были условно разбиты на три основных сегмента: развитые, развивающиеся и бедные страны. Состав экспортируемых продуктов на эти рынки будет отличаться. Экспорт в развитые страны в основном будет состоять из биотоплива и сырья для его производства. На развивающиеся страны придется основная доля роста среднего класса, соответственно, там значительно возрастет потребление мяса, птицы и «дорогих» овощей. Бедные страны в первую очередь будут наращивать импорт зерна и продуктов его переработки.

    4.3. Прогноз производства в 2020 году

    Проведенный анализ и моделирование показали, что по всем основным видам сельхозпродукции производственные возможности Российской Федерации выше, чем емкость рынка. Таким образом, объем производства в 2020 году рассчитывался исходя из прогнозной величины спроса.

    4-4.jpg

    Рисунок 4.4. Экспортный потенциал сельского хозяйства России 

    В результате реализации Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года объем производства сельхозпродукции, выраженный в ценах 2011 года достигнет 11,6 трлн. рублей (2011 год был взят за основу, т.к. в предыдущем году цены на сельхозпродукцию были крайне низкими, а в последующем 2012 году – рекордно высокими), а в натуральном выражении – совпадет с результатами моделирования спроса.

    4.4. Финансирование развития отрасли в рамках Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года

    Согласно произведенных расчетов, обеспечение такого роста производства потребует значительных инвестиций в основной капитал, которые достигнут в 2020 году 1,4 трлн. рублей и будут обеспечены за счет собственных и привлеченных средств (см. рис. 4.7.). Это реалистичный показатель, т.к. в случае реализации пакета мер по решению земельного вопроса крестьяне получат в собственность земли общей залоговой стоимостью около 3-5 трлн. руб.

    4-5.jpg

    Рисунок 4.5. Потенциал и структура спроса на отдельные сельскохозяйственные товары в 2020 году, млн тонн

    4-6.jpg

    Рисунок 4.6.  Потенциал роста производства и экспорта продукции в результате выполнения мероприятий Дорожной карты

    4-7.jpg

    Рисунок 4.7.  Динамика инвестиций в сельхозпроизводство и объёмы государственной поддержки в рамках Дорожной карты

    Объем государственных средств для реализации мер Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года составит, согласно оценок, 1,3-1,0% от ВВП, что соответствует аналогичному показателю в ЕС в первой декаде этого века. В дальнейшем, по достижении уровня урожайности и эффективности, сопоставимого с США и ЕС он может быть снижен (что и происходит в ЕС в настоящее время).

    Государственные расходы на проведение Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года имеют разнообразные источники финансирования: 1. рост доходов бюджета, связанный с увеличением производства в сельском хозяйстве и смежных отраслях; 2. приватизация государственных корпораций, таких как ОАО «Росагролизинг», ОАО «Россельхозбанк», ОАО «ОЗК» и т.д. 3. международные резервы Российской Федерации; и т.д.

    4.5. Проверка достижимости прогнозных показателей производства в рамках Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года

    В течение последних 20 лет в сельхозпроизводстве России постоянно наращивалось отставание о все регионов мира по производству продуктов питания. Во всех регионах планеты за этот период времени сельское хозяйство нарастило выпуск продукции от 2 до 5 раз, исключением является Восточная Европа (в первую очередь Россия), где выпуск сократился почти в 2 раза.

    4.6. Социально-экономические последствия реализации Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года

    В результате реализации Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года кардинально изменится уровень жизни селян, их доходы вырастут в 2,8 раза – до 30 тыс. рублей в сегодняшних ценах. Значительная часть земель будет возвращена в хозяйственный оборот. Качество жизни 40 млн. граждан России, проживающих на селе кардинальным образом улучшится. Выиграют и горожане – согласно международной практике мультипликативный эффект от развития сельского хозяйства оценивается на уровне 1,67 – 1,72. Т.е. на каждый дополнительный рубль продукции сельского хозяйства в смежных отраслях, таких как производство удобрений, сельскохозяйственной техники, стойматериалов, пищевой промышленности, генерируется дополнительно 1,7 рубля выручки.

    Сельское хозяйство станет второй крупнейшей отраслью в экономике России и практически сравняется с нефтегазовым сектором по доле в ВВП. Таким образом, будет преодолена сырьевая зависимость экономики, подрывающая стабильность и предсказуемость хозяйственной деятельности страны.

    4-8.jpg

    Рисунок 4.8. Динамика продукта сельского хозяйства в различных регионах мира, млрд. долларов

    Россия станет глобальным поставщиком сельхозпродукции и к 2020 году сможет прокормить 1 миллиард человек, что повысит авторитет страны и ее значимость в геополитической системе планеты.

    Задачи Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года полностью соотносятся с целями ФАО по искоренению голода на планете и Российская Федерация способна сделать значительный вклад в это благое дело.

    Также доступна PDF-версия "Дорожной карты развития сельского хозяйства до 2020 года"