Примечательно, что на заседании не было ни представителей Минпромторга, ни АО «Российский экспортный центр» (РЭЦ), хотя именно эти структуры и являются по сути адресатами претензий, которые высказывали представители бизнеса. Тем не менее все перечисленные проблемы и предложения о том, как изменить ситуацию, до них доведут: по итогам заседания сформулирован соответствующий документ. До 1 октября этого года правительство должно разработать национальный проект по направлениям международного экспорта. Задача: за 6 лет увеличить объем несырьевого экспорта до $250 млрд, то есть удвоить по сравнению с сегодняшним днем. Собственно, это участники встречи и обсуждали: возможно ли этого достичь, что мешает, какие механизмы поддержки желательны, что надо изменить в существующих? Ведь статистика показывает: несмотря на то, что доля товаров этой группы в экспорте растет, на 80% структура российского экспорта по-прежнему остается сырьевой.

В 2015-м для поддержки отечественных экспортеров было создано АО «Российский экспортный центр» (РЭЦ). Через него государство субсидирует часть транспортировки, затрат на сертифицирование экспортной продукции, выставочную деятельность, обеспечивает процентные ставки по экспортным кредитам и занимается их страхованием…

Глава Совета, лидер ПАРТИИ ДЕЛА Константин Бабкин отметил, что некоторые успехи у РЭЦ есть, но они явно недостаточны. Помощью РЭЦ все же чаще пользуются сырьевые компании, в то время как на Западе львиную долю поддержки получают фирмы с высокой добавленной стоимостью. Кредиты дорогие (на Западе для экспортеров они намного дешевле). Плохо поддерживаются международные выставки — главные площадки, где можно представить на новые рынки свою продукцию и найти покупателей (на Западе они — веерные). Единичны случаи, когда на международные переговоры высокого уровня приглашают бизнесменов (на Западе это обычное явление). И, наконец, страхование экспортных контрактов: условия жесткие, ставки высокие, выплаты с большим запозданием, и хорошо, если те достигают 40% (на Западе все ровно наоборот). Хотя, казалось бы, понятно: раз мы только выходим на рынки, сделки могут быть весьма рискованными, а партнеры непроверенными…

«Отсутствует государственная идеология на поддержку высокотехнологичной продукции», — подытожил Константин Бабкин.

Помимо исправлений очевидных перекосов, он предлагает сделать еще ряд шагов — уже политических. В частности, распространить практику связанных кредитов на приобретение российской промышленной продукции.

«За всю новейшую историю у нас был лишь один такой случай — Монголия, — утверждает Бабкин. — В то время как кредиты Россия раздает щедро: Казахстан, Узбекистан, ЮАР, Ангола…».

Кроме того, он предлагает не ограничиваться только вводимой персональной ответственностью торгпредов России за рост экспорта (с передачей торгпредств из МИДа в Минпромторг у тех прибавилось дел), но и связать поставки зарубежных стран в РФ с обязательствами по приобретению продукции обрабатывающих отраслей России.

«Торговля должна быть сбалансированной, — говорит Бабкин. — К примеру, Китай поставляет нам множество товаров. А сою закупает у США. Хотя в России ее много производят, она лучшего качества и выходит дешевле, чем американская. Похожая ситуация с Марокко, Египтом, ЮАР, Турцией, Испанией, Чили, Парагваем, Беларусью… Надо жестко сказать: в противном случае мы снижаем импорт цитрусовых (скажем, если это Марокко)».

Полностью материал читайте на сайте «Инвест-Форсайт»

Фото: «Инвест-Форсайт»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Гнатышен, Вершинин и Афицинский возглавили список ПАРТИИ ДЕЛА на выборах в заксобрание