Назначение Алексея Кудрина председателем Счетной палаты РФ обещает стать первым в ряду многих громких кадровых решений. Будущее экс-министра финансов можно считать определившимся на ближайшие 6 лет. Именно столько времени обыкновенно отводится каждому новому председателю Счетной палаты РФ, как только он вступает в должность. Впрочем, Кудрин в должность еще не вступил, а лишь изъявил согласие ее принять. Завтра ему предстоит пройти процедуру утверждения в Госдуме, но ни у кого нет никаких сомнений в ее успешности: кандидатура бывшего министра финансов согласована на самом «верху», и против нее ничего не имеет не только «новый старый президент» Владимир Путин, но и «новый старый премьер» Дмитрий Медведев.

Политологам и журналистам, узнавшим о назначении Кудрина на прошлой неделе, теперь остается только гадать: это новый восход государственной карьеры Алексея Леонидовича или же ее пышный закат? За свою долгую жизнь Кудрин сменил множество портфелей, из которых самым внушительным был, конечно же, портфель главы минфина. Но и помимо этого кудринская профессиональная биография изобилует интересными страницами, которые открываются еще его первыми шагами в Смольном — историческом здании, которое по иронии истории не только стало колыбелью первого революционного правительства, но и воспитало в своих стенах практически всех заметных персонажей путинской элиты. В Смольном (то есть в правительстве Петербурга) Алексей Леонидович когда-то заведовал финансовым комитетом, а затем и всей экономикой Северной столицы, числился первым заместителем Анатолия Собчака и, конечно, очень много и плотно общался в этом качестве с главой питерского комитета по внешним связям Путиным. Неудивительно, что вся дальнейшая карьера Кудрина была вертикальной и ее взлету не помешали ни обильные уголовные дела, возбужденные после отставки Собчака, ни трудности адаптации после переезда из Питера в Москву. По сути, в те годы Кудрин споткнулся лишь единственный раз: когда в 1999 году премьер-министр Евгений Примаков уволил его с поста первого замминистра финансов. Но тогда Алексей Леонидович нашел приют у Анатолия Чубайса, перейдя к нему в РАО «ЕС России». И то ненадолго: уже в 2000 году, с воцарением Путина, он триумфально возвратился в Кремль и вскоре возглавил минфин, откуда его попросил Примаков, ушедший к тому времени в Торгово-промышленную палату.

С тех пор мы знаем только блестящего и сановитого Кудрина — главу финансового министерства, создателя стабилизационного фонда РФ, разработчика Бюджетного кодекса и пр. Правда, в 2011-м Кудрин неожиданно поссорился с Медведевым и объявил о своем принципиальном уходе из правительства. Но, как бы ни бунтовал Алексей Леонидович, какие бы горячие слова ни произносил на Болотной площади в 2011 году, за его спиной всегда стоял «очень высокий покровитель», в котором без труда угадывался Путин. Именно Владимир Владимирович свидетельствовал, что Алексей Леонидович все равно остается «членом команды», а также «полезным и нужным нам человеком». Вроде бы из госслужащего Кудрин сделался неисправимым общественником, главой комитета гражданских инициатив и центра стратегических разработок (ЦСР), но его голос продолжал звучать в кулуарах Кремля. Кроме того, он периодически вбрасывал стратегии, по которым надлежало развиваться России, — до 2024 года, до 2035-го… В ближайшие 6 лет Кудрин обещал добиться увеличения ВВП на 30%, на 25% — реальных располагаемых доходов населения, на четверть снизить бедность и увеличить продолжительность жизни с 71 года до 76 лет. Правда, все это предполагалось делать за счет снижения «социальной нагрузки» государства, повышения пенсионного возраста и пр.

По мнению члена Федерального Совета ПАРТИИ ДЕЛА, писателя-футуролога Михаила Калашникова, для Кудрина это вообще подъем после его общественного статуса.

— То есть он сейчас из отставника-общественника превращается в чиновника неплохого, высокого, ранга, — считает он. — Закат Степашина совпал с застоем в развитии страны. Соответственно, с ним сравнивать нельзя. Кудрин же вступает в должность главы Счетной палаты, что пока только на таком уровне возможно — перед второй перестройкой. Сегодня вторая перестройка начинается — это видно по тому, как сбрасываются военные расходы. Команда Путина сбрасывает их уже в этом году. Поэтому у Кудрина, как у представителя штамма Чубайса и Гайдара (а он является выходцем оттуда), сохраняются неплохие шансы. Когда впереди ожидаются пертурбации, он может разыграть свою партию. Но не считаю, что это хорошо, потому что я не сторонник монетаристов и либералов, но тем не менее должен признать, что Кудрин получает неплохое поле для себя.

Что касается его работы в Счетной палате, то, честно говоря, к кудринскому минфину есть вопросы, отмечает Калашников.

— Я помню, у Павла Астахова читал в книге о временах, когда Кудрин был министром финансов. Чтобы получить перечисления на территории, в Москве кое-кому из регионов надо было что-то оставить, часть денег. Я бы занялся, наверное, делами кудринского наследства, опросил бы людей тех лет. И естественно, в преддверии второй перестройки Кудрин будет бороться с коррупцией этой команды. Силовиков он не любит, это понятно. Он оппонирует силовому клану во власти. А повысится или нет статус самой Счетной палаты, будет зависеть от действий Кудрина и от позиции Владимира Владимировича.

По мнению писателя, все неолиберальные стратегии нереализуемы в принципе, поскольку они исходят из взаимоисключающих вещей.

— Они говорят о развитии суперсовременного производства при сохранении открытой экономики. А мы уверены, да и Трамп в США с его очень сильной группой поддержки говорит о том, что в промышленности нужны протекционистские меры. Поскольку неолиберальная модель предполагает открытие экономики настежь, сделайте проценты по кредитам свободными, развивайте… Как правило, все неолиберальные стратегии приводят к краху, катастрофе. Мы помним Гайдара и Чубайса, они орудовали, когда карт-бланш получили. Мы помним, как Кудрин был в нулевые годы. Путин же сохранил неолиберальный путь в экономике. Вот мы и получили, когда огромные деньги вложены в американскую экономику. Страна сохранила сырьевой характер экономики. При Путине в нефтеобильные годы страна не стала наукоемкой, промышленно развитой. А Кудрин делал все, чтобы вложить в американские ценные бумаги, вложить в резерв. Ладно, Кудрин отменил примаковскую льготу по налогу на прибыль. Сложно поверить, что Чикатило вдруг стал филантропом, а Джек Потрошитель — любителем женщин легкого поведения, великим гуманистом. Я не знаю, но в это не верю, — резюмирует Максим Калашников.

Полностью материал читайте в материале «БИЗНЕС Online»

Фото: Константин Чалабов/«РИА Новости»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Константин Бабкин: «Без инвестиций в промышленность развития экономики не будет»