В ноябре прошлого года на съезде ПАРТИИ ДЕЛА было объявлено о вхождении в состав её руководящих органов генерального директора Петербургского тракторного завода Сергея Серебрякова. В интервью он рассказывает, почему решил присоединиться к партии, как культура влияет на производство и что ответит на три вопроса на самом главном экзамене.

— Сергей Александрович, Ваше первое образование — военное, Вы окончили Ярославское высшее военное финансовое училище имени генерала Хрулёва. Чем был обусловлен выбор этой профессии?

— В детстве я рос в Якутии, в маленьком посёлке гидростроителей, где о поездке в центральную часть страны говорили как о поездке «на материк». Мы воспринимали своё поселение как отрезанный от всего мира остров в тайге, и жители этого «острова» — сильные, смелые, приехавшие когда-то покорять суровый север романтики — обладали особым складом характера. Помните фильм «Угрюм-река»? Например, не надо голосовать на дорогах — машина всегда остановится сама, да что там, замков на дверях у многих не было. Мой отец был влюблён в тайгу и часто водил меня в походы, давал читать литературу о природе… Тайга для меня — сокровенное место.

Но когда окончил школу, было уже не до романтики — я выбирал своё будущее в стране, которая сама его не знала. Советский Союз рухнул, и люди, которые жили на Крайнем Севере, оказались в тяжёлом положении. Изначально я хотел стать военным, но директор моей школы, будучи сам родом из Ярославля, посоветовал получить на всякий случай и гражданскую специальность. Так я оказался в Ярославском высшем военном ордена Красной Звезды финансовом училище имени генерала А. В. Хрулёва на специальности «Финансовое обеспечение войск и экономика войскового хозяйства». Училище было великолепным, там закалялись характеры.

Финансовое образование в военном училище отличалось от гражданского — мы изучали экономику ведения войскового хозяйства. Её особенность заключается в плановом подходе и очень жёстких формах использования бюджетных средств и контроля их расходования, в планировании ресурсов повседневной и боевой подготовки войск. Ну, и всё это накладывалось на изучение военных специальностей, тактики, огневой подготовки, знания матчасти боевых машин, уставов. Несли караульную службу. Также много времени уделялось и общему развитию, литературе, военной и государственной истории, философии, других предметов.

— У Вас богатый управленческий опыт — после службы в армии Вы руководили различными организациями, а в 2007 году возглавили Харьковский тракторный завод, и с тех пор работаете в сельхозмашиностроении. Расскажите, почему Вы решили развивать именно это направление?

— Жизненный путь привел меня на Харьковский тракторный завод, где я познакомился с его экс-директором Валентином Васильевичем Библиком — легендарным советским машиностроителем, Героем Социалистического Труда. Лучшим технологом СССР его называл Александр Александрович Ежевский — еще один человек-легенда, с которым потом меня тоже свела судьба. Именно после многочасовых бесед с ним я пришел к пониманию значимости сельхозмашиностроения в народном комплексе страны. Как руководитель тракторного завода, я часто ездил по селам, колхозам и видел, кто такие — люди на земле. Крестьяне не привыкли к иерархии, они просты и доверчивы, и приносить хорошее этим людям, работящим и прямым, особенно приятно. Так я и влюбился в это дело, в сельхозмашиностроение. Не просто влюбился, оно во мне проросло. Это очень важное, праведное дело — работать на сельское хозяйство.

— Когда Вы пришли на Петербургский тракторный завод, он находился в глубоком кризисе. Почему Вы все-таки решились реанимировать умирающее предприятие? Наверняка риски были очень высоки?

— История Петербургского тракторного завода (основанного в 1801 году указом Императора Павла) — это история великих созиданий, борьбы и достижений. Самые передовые разработки науки и техники реализовывались здесь — что во времена царской России, что во времена Советского Союза. На Санкт-Петербургском чугунолитейном заводе (название 1801–1868 годов) производилось артиллерийское оружие. Первые железнодорожные рельсы выпустил Путиловский завод (название 1868–1922 годов), первый трактор вышел из стен завода «Красный путиловец» (название 1922–1934 годов). Знаменитый «Танкоград», крупнейшее производство танков в годы Великой Отечественной войны, также был создан на основе этого же завода.

Я понял, что такое прославленное предприятие не должно погибнуть. Почему я решил рискнуть? Мне известна только одна истина — я смертен, как и все люди. Я не знаю, что ждёт меня после, но… я встречусь «там» со своими предками, отцом, дедом. Что я им скажу? Что я отмахнулся от трудностей и сбежал от проблем? А что я оставлю своим потомкам? Я хочу и буду делать всё, чтобы ответить им, не пряча глаз. Я искренне уверен, что мы должны украшать и облагораживать Родину для своих детей. Они должны крепко стоять на фундаменте, который выстроили мы.

Когда я пришёл на Петербургский тракторный завод и детально исследовал всё не по рассказам, а сам, то понял, что Всевышний меня, образно говоря, «вернул»: уж больно многие моменты были схожи. И теперь мне надо пройти путь, что я не прошёл, понять то, что не понял, исправить то, что сделал плохо, изменить в себе то, что лицемерно. Я собрал группу соратников — умных, честных, смелых людей. И тут мое «Я» заканчивается и начинается «МЫ». Мы проехали по всем колхозам, поговорили с крестьянами, собрали много отзывов, проверили всё внутри, и начали менять продукт.

За 6–7 месяцев мы внесли в трактор сотню конструкторских изменений. Затем мы выработали стратегию развития предприятия и договорились с банками о реструктуризации долгов. Получив, таким образом, передышку, мы тут же начали изменять продукт, а главное — вносить изменения в организационную культуру людей. Мы не спрашивали за невыполнение плана производства — мы спрашивали за качество! За выявление дефекта рабочий в тот же день получал премию и благодарность.

И такое отношение поспособствовало тому, что мы быстро начали «отгрызать» у иностранных конкурентов отечественный рынок. Потом, конечно, нам в паруса подул ветер государственной поддержки, но начиналось все именно с внутреннего понимания о возрождении сельхозмашиностроения, начиная со своего участка.

— Вы не только возрождали сам ПТЗ, но и видели свою миссию в «воспитании российских поставщиков». Ваши тракторы сегодня на 90% состоят из отечественных комплектующих. Каким образом удалось реализовать импортозамещение?

— Мы сказали себе: мы — русские люди, и хотим процветания нашего производства на нашей земле! И постарались донести эту мысль до наших поставщиков. Они делились на три группы: первая — это те, кто услышал наш посыл, с ними мы работали над улучшением качества их продукции. Вторую группу мы «били рублем» — прописывали очень жёсткие штрафы за брак в договорах. С третьей группой, увы, договориться не получилось, пришлось искать замену.

За это время мы открыли для себя множество небольших фирм, которым помогали становиться на ноги. Мы вместе с Минпромторгом провели целую спецоперацию по возобновлению в стране производства шин нужного нам размера. Благодаря руководству Алтайского шинного комбината и Алтайского края, нам это удалось — за три года создано производство, которого ранее в России не существовало.

Наша главная цель — выпуск общественно-полезного продукта, а прибыль — инструмент развития, созидания и раскрытия творческих способностей людей.

Мы могли бы ещё более серьезно технологически рвануть вперед, при условии решения в стране двух задач. Первая — формирование государственного подхода в области образования и культуры. (Я согласен с мнением основателя компании Sony Масары Ибуки: без создания государственной системы воспитания и образования детей, развития их творчества и инициативности, конкурентоспособную экономику построить невозможно.) Вторая — улучшение кредитно-финансового климата в РФ, который пока не позволяет получить дешёвые длинные деньги на технологическое обновление заводов.

— Поэтому Вы и решили присоединиться к ПАРТИИ ДЕЛА, исповедующей те же взгляды (об этом было объявлено на прошедшем в ноябре съезде). Чем, на Ваш взгляд, эта партия привлекает производственников?

— Люди — соборные существа, они способны плодотворно развиваться, творить, помогать другим только в коллективе. С кем нужно объединиться для того, чтобы твои идеи были услышаны? Только с теми, кого «узнаете по плодам (то есть по делам) их», согласно завету Иисуса Христа. С теми, кто занимается созидательным трудом и развивает собственное отечество. Такие люди и собрались в ПАРТИИ ДЕЛА.

— Помимо всего прочего Вы работаете по совместительству директором завода «Универсалмаш». Как Вам удается управлять двумя предприятиями, участвовать в политической деятельности и воспитывать двух сыновей?

— Я воспринимаю свою жизнь, как некий учебный процесс с экзаменом за её горизонтом, где мне зададут три вопроса. Кто был твой бог при жизни? Какой была твоя вера при жизни? Какой багаж ты привез с собой? Я хочу ответить на эти вопросы правильно, сдать экзамен и получить новую задачу, и творить дальше. И именно это желание придает мне сил.

Источник: «Регионы России»

Фото: Петербургский тракторный завод

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Выпуск строительной техники в России вырос на 28%