По данным «Аргументов недели», в новом году Минфин готовит какие-то новые схемы в фискальной политике. Что это будет: очередное повышение НДС, увеличение соцотчислений в ПФР и ФОМС, банальное повышение подоходного налога? Пока неизвестно. Работа над проектами кипит в Высшей школе экономики, РАНХиГС и одиозном НИИ Минфина, том самом, который предложил сделать платным вызов «скорой помощи». Донести до людей благую весть планируется летом, пока верные депутаты не ушли в отпуска, но народ уже изрядно размяк.

Что бы ни придумали Силуанов и компания, заранее ясно, что лозунг «люди — вторая нефть» окончательно завладел умами нашей монетаристской «элитки». И налоговые тиски будут сжиматься всё сильнее. При этом даже высокопоставленные сотрудники налоговой службы в частных разговорах признаются, что усталость человеческого металла близка к точке разрушения. Но Минфин продолжает спускать планов громадьё. И пока, как Раскольников, бухгалтеры продолжают убивать старушек за 20 копеек («Не скажите, Порфирий Петрович, пять старушек — целый рупь!»), мимо бюджета и из бюджета в карманы нефтяных царей уплывают триллионы рублей ежегодно.

О государственной налоговой политике в отношении физических лиц и мелких предпринимателей (а это 3, 52% ВВП) «АН» писали в материале «С налогами наголо» («АН» № 49 от 18.12.2019). Сегодня окинем взглядом безжизненное поле российской промышленности, которое после налоговых бомбардировок вспахать, похоже, скоро будет невозможно…

Грабь заработанное!

Взглянем на сегодняшнюю дань глазами хана Тохтамыша.

— Налоговые органы Золотой Орды, наверное, обзавидовались бы. Они с помощью огня и меча брали какие-то жалкие 20%. Сегодня в России работники, а точнее, работодатель платит в разы больше. Считаем: подоходный налог (НДФЛ) в размере 13% от фонда оплаты труда (ФОТ), социальные взносы в размере 30% ФОТ, включающего НДФЛ, а также налог на добавленную стоимость (НДС) в размере 20% от суммы ФОТ и социальных взносов.

Например, предприниматель хочет выплатить работнику на руки 100 рублей. При этом он должен уплатить НДФЛ, соцвзносы и НДС. Общая сумма налогов составит 79, 74 рубля. Представляете себе! На 100 рублей зарплаты почти 80 рублей налогов! А предприниматель должен получить минимальный доход, то есть просто выйти в ноль, в размере 179, 74 рубля. А ещё есть налог на прибыль — 20%, налог на имущество предприятий — 2, 2, транспортный налог, налог на землю — специально для «Аргументов недели» подсчитал член Генерального Совета ПАРТИИ ДЕЛА, д.э.н., государственный советник налоговой службы II ранга Владимир Кашин.

А что будет кушать этот самый предприниматель? Ведь доходность дела должна быть более 200%. Что это должно быть? Наркотики? Оружие? Живой товар злодея Негоро? Получается, как говорят в народе, «жену отдай дяде. А сам иди… лесом».

Тут есть ещё один хитрый момент. Фактически работник, предположим, кузнец на военном заводе, денег, которые уходят на налоги, то есть непонятно куда, не видит. Вот если бы он получил, скажем, тысяч 35 (медианная, т. е. самая распространённая зарплата в 2019 году) и собственными ручками отнёс 16 тысяч в банк на адрес ФНС, а потом г-н Силуанов перевёл бы его кровные в закрытую часть бюджета, то булыжник, оружие пролетариата, показался бы властям детской игрушкой. А уж что творилось бы на выборах! Никакой Чуров не помог бы партии, которая одобряет такие налоги.

Сколько-сколько?

Нигде в мире, который принято считать цивилизованным и развитым, промышленность реальных секторов экономики не уничтожают так цинично, как в «демократической» России. Понятно, что властвующим представителям финансового олигархического транснационального капитала реальное производство — нож острый в спину. Задушить антагониста — дело принципа и способ выживания. Душат как могут, вынуждая либо закрыться, либо продать на металломом оборудование и бежать из страны.

— На одном из совещаний по развитию агропромышленного комплекса Владимир Путин поинтересовался у производителя комбайнов и тракторов Константина Бабкина, почему он не переводит свой тракторный завод из Канады в Россию? В ответ Бабкин озвучил такие цифры: если завод в Канаде получил бы прибыль в размере 16 миллионов долларов, то в России понёс бы убытки в 21 миллион тех долларов. Почему? В Канаде налоги обошлись бы в 48 миллионов, а родина содрала бы уже 74 миллиона долларов. В Канаде кредиты под 2%, а у нас минимум под 11%.

Справедливости ради надо отметить, что одну из десяти моделей он всё-таки перевёл в Ростов, но только после девальвации рубля в 2015 году. И вот прошло более шести лет после разговора с Путиным. Ничего не изменилось, разве только НДС вырос на два процента, — приводит классический пример член Генерального Совета ПАРТИИ ДЕЛА, к.т.н., президент ЭАЦ «Модернизация», почётный профессор Московского налогового института РосНОУ Михаил Абрамов.

По словам Абрамова, если сравнить нагрузку на предприятие в США и России, то картина будет ещё печальнее: «Там действует прогрессивная шкала подоходного налога, при которой доход около тысячи долларов в месяц налогом не облагается, социальные взносы — 13, 3% (у нас 30%), где нет НДС (горячий привет Кудрину и его американским советникам!) и налога на имущество предприятий (у нас 2, 2%), где расходы на приобретение оборудования стоимостью до 2 миллионов в год уменьшают налоговую базу прибыли и налогом не облагаются. Получается, что налоговая нагрузка на среднестатистическое предприятие в России в 5–8 раз (!) выше, чем в США».

Понятно, если промышленник в таких условиях работает «в белую», платит все налоги и спит спокойно, то он спит на кладбище. Сама система вынуждает сокращать издержки, например, на зарплатах рабочим, качестве комплектующих, условиях работы. Нужно мухлевать с фондом оплаты труда, платить серые зарплаты и т. д. и т. п. И в любом случае весь этот налоговый пресс давит на конечного потребителя. На нас с вами.

— Российские товары сознательно делают неконкурентоспособными не только с чисто импортными товарами, но и с товарами других стран, которые изготовили на территории России. Иностранцы, прописанные здесь, имеют серьёзные льготы и платят минимум налогов. В результате такой «конкуренции» российские пока ещё полуживые предприятия не загружены из-за отсутствия спроса. Коэффициент загруженности мощностей в обрабатывающей промышленности составляет около 60%, в том числе в отрасли «Производство машин и оборудования» — 35, «Электротехника и приборостроение» — 34, «Производство транспортных средств» — 38. Износ основных фондов в целом по России составил 47, 3%. Обновлять их не на что. «Денег нет, но вы держитесь». Сегодня в основном работают отрасли, связанные с продукцией для госзаказа или оказывающие услуги, которые производятся на месте и не конкурируют с импортом: дороги и мосты, вооружение, бытовые услуги и услуги ЖКХ, — с горечью говорит кандидат технических наук Михаил Абрамов.

Мы уже приводили эти страшные цифры уничтожения отечественной промышленности. Но будем повторять и повторять их, пока до власти не дойдёт.

С 1991 г. уничтожено около 80 тыс. крупных и средних промышленных предприятий, в том числе более 35 тыс. предприятий — после 2005 года. Выпуск продукции в натуральном исчислении сократился в десятки раз. Примерно 10% работающих в России предприятий находятся в предбанкротном состоянии. После кризиса 2014 г. ежемесячно банкротилось от 1000 до 1050 предприятий.

За годы Великой Отечественной войны были разрушены 32 тыс. средних и крупных предприятий. Восстановлены в течение первой послевоенной пятилетки. Сегодня никто и ничего восстанавливать не собирается. Не для того убивали конкурента — российскую промышленность, чтобы её возрождать из пепла.

Источник: «Аргументы недели»
Источник фото: «РИА Новости»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Константин Бабкин: Кудрин — родоначальник коррупции, которую сам сегодня критикует