Кажется, всё делается для того, чтобы мы опустили руки, свыклись с тем, что кругом сплошная профанация и симуляция. Что перед нами стена, и хоть бейся в неё головой, хоть не бейся, а всё без толку. И вдруг — неожиданный вдохновляющий пример. Но сначала несколько отступлений.

Опять «гегемон»?

На недавней моей встрече в Петербурге мне среди прочих был задан вопрос, как я отношусь к одной из коммунистических партий (не КПРФ), её лидеру и его предложению выдвинуть в президенты представителя промышленных рабочих. И мне в ответ пришлось высказать мнение, что одной из причин крушения Советского Союза был догматизм, продолжавший уже и во времена научно-технической революции совершенно искусственно отделять рабочих от всех прочих трудящихся, в том числе более квалифицированных, противоестественно политически возвышать их над остальными созидателями.

Получалось, что пока ты не учишься или учишься кое-как, отлыниваешь, плывёшь в потоке, особенно не напрягаясь, затем идешь на любую работу, не требующую высокой квалификации, ты — «гегемон»: прямой путь к вступлению в партию (руководящую и направляющую) и т. п. Если же напрягался, боролся (прежде всего со своей же естественной ленью) добивался результатов в учёбе, получил высшее образование — «прослойка», вроде как не вполне политически полноценный.

Говорю об этом не со злорадством, а с глубокой печалью и осознанием необходимости ни в коем случае в будущем не допустить повторения явных ошибок, совершённых в прошлом.

Какое общество имеет будущее?

Так уместно ли теперь, в условиях, когда уже более полувека как один физик-ядерщик по своему вкладу в обороноспособность страны может быть, без преувеличения, ценнее сотен тысяч рабочих, продолжать всю ту же, уж простите, лицемерную бодягу?

Надо ясно понимать: будущее имеет только то общество и государство, которое достигнутую упорным трудом более высокую квалификацию ценит безусловно выше, чем лень, выдаваемую за идейную и патриотичную готовность к грубому физическому труду, а носителей высокой квалификации — холит и лелеет и ни в коем случае не принижает и не оскорбляет этим перед прежними товарищами-одноклассниками, уж простите, порой просто лентяями и бездельниками.

Оговариваю: это всё, разумеется, при условии, если созданы действительно равные условия доступа к образованию, что, понятно, не всегда просто.

У нас равные условия сейчас не созданы. По сравнению с периодом СССР неравенство в условиях доступа к образованию налицо. Но для тех, кто готов биться за своё будущее, развиваться и самореализовываться, как ни удивительно, возможности всё ещё есть.

Не рабочие, но трудяги

Приведу пример одной семьи наших знакомых. Женщина-кореянка, инженер, кандидат наук в возрасте около 40 лет в Казахстане родила девочек-двойняшек. Затем — крушение СССР, но она в этот период сумела перебраться в Россию. Работать по специальности не удавалось — мыкалась случайными заработками, дочери подросли и помогали. После девятого класса хотела отдать дочерей в техникум, но они уговорили мать «не подрезать им крылья». И далее на протяжении еще трёх лет старшей школы обе (!) ежегодно (!) становились победительницами Всероссийской олимпиады школьников — и тем приносили в дом, в том числе, значительный заработок (победителям «Всеросса» выплачивалась премия в несколько десятков тысяч рублей).

В результате обе как победительницы Всероссийской олимпиады школьников поступили на бюджетные места в самые сильные и престижные вузы страны: МГУ и МГИМО. Сейчас уже окончили — вышли со знанием трёх языков, несколькими стажировками в разных странах и т. п. При этом одна из них без какого бы то ни было внешнего принуждения, по собственной инициативе, в качестве курсовой успела еще и написать весьма обстоятельную работу о том, какие нарушения были допущены руководством России при передаче Норвегии части ранее спорной акватории Баренцева моря. Той самой, на которой как-то подозрительно быстро после передачи были обнаружены запасы углеводородов на несколько десятков миллиардов долларов…

Добавлю: если в основном честную школьную олимпиадную систему удалось сохранить до сих пор, несмотря на весь известный масштаб разложения всего и вся вокруг, то низкий поклон за это неизвестным обществу скромным подвижникам и энтузиастам.

Не противопоставлять, но объединять

Признаю, что среди рабочих (например, водителей-дальнобойщиков, сражающихся ныне против введения налога, отданного на откуп друзьям властителя с их частной системой «Платон», или шахтёров, гибнущих из-за ненасытной жадности собственников и «топов» добывающих предприятий) могут и должны найтись замечательные организаторы — сильные, последовательные, волевые и авторитетные в своей среде. И уж если им удастся сплотить своих товарищей и тем бросить вызов олигархической системе, то есть, проявить выдающиеся и волевые качества, и квалификацию организаторов, то всячески готов их поддержать, включая их выдвижение на первые позиции в обществе и государстве, в том числе, возможно, и на пост президента.

Но не признаю противопоставление промышленных именно рабочих, например, уважаемому и высоко квалифицированному инженеру, директору Череповецкого литейно-механического завода Владимиру Боглаеву, сумевшему поднять предприятие не благодаря, а вопреки всей нынешней социально-экономической системе, финансовой и экономической политике государства. Не признаю их противопоставление и трудягам девочкам-двойняшкам, о которых рассказал выше.

Согласен, давайте выдвигать не паразитов, но созидателей. А не именно «рабочих» (как какой-то совершенно уже неуместный в современных условиях политический «знак качества»).

Давайте выдвигать самых сильных, опытных, грамотных и квалифицированных созидателей, и именно это приведет общество к успеху.

«Как ты вычислил мои слабости»

Помните, песенка была со словами, вынесенными мною в название этой главки. А если вычислил не просто девичьи слабости, но преступления? Если осмыслил и осознал то, что другие ещё не замечают или не понимают? Тогда становишься опасным свидетелем. А что делают преступники с нежелательными свидетелями? Стараются их устранять.

В далеком 2006-м году, когда с виду в стране всё было как будто хорошо, вроде на подъёме, не откуда-то ещё, а из самых недр грефовского центра каких-то там стратегических инициатив или что-то ещё вроде того, выплыл доклад (один из авторов — социолог Белановский), в котором прямо фиксировалось, что академическое научное сообщество меньше, чем население страны в среднем, склонно поддерживать социально-экономическую политику властей, можно сказать, настроено более оппозиционно.

Но отчего же это такое? Ведь всё было хорошо? Примерно тогда же министр экономического развития Греф, выступая в предновогодней телепередаче у Познера, заявил, что отношения с ЕС у нас складываются прекрасные: мы поставляем им сырьё, а они нам в ответ — готовую продукцию.

Фиксируем: грефам и кудриным было всё хорошо. И население в среднем, вроде, не возражало. А вот учёные, как констатировал Белановский из грефовского центра, и тогда были чем-то недовольны.

Вопрос: не потому ли учёные были недовольны, что в силу своей квалификации и по долгу учёного и гражданина видели вперед существенно дальше, чем население страны в среднем? В том числе видели и осознавали безусловную бесперспективность и пагубность того пути фактического «слива» научно-технологического потенциала страны, успехам на котором так искренне радовался тогдашний начальник Белановского Греф?

Вот и очевиден ещё один, в дополнение к мечтам и заветам «Американских советов по международному образованию» (о чем я писал подробно ранее, в том числе, в недавней статье «Скажи мне, кто твой враг?»), мощный мотив к уничтожению Российской академии наук. Да и всей подлинной науки в целом.

Ведь понятно, что неприемлемые для этой власти мировоззренческие и политические взгляды учёных определяются не тем, в какой академической оргструктуре они состоят, но элементарным (как мы видим, неприемлемым для властей) уровнем образования, квалификации, человеческого достоинства и гражданского самосознания.

Таким образом вынужден констатировать: ликвидация РАН, затем милостиво заменённая на «реорганизацию» — не более, чем стандартная операция по устранению нежелательного свидетеля преступных дел. В данном случае — научного сообщества.

Сопротивление — небесполезно

И вот выборы главы РАН состоялись. О том, что это были не вполне выборы, но нечто «под присмотром», я писал в выше уже упомянутой статье «Скажи мне, кто твой враг?» Но даже после публично никак не мотивированного снятия властями с дистанции академиков А. Р. Хохлова и В. А. Черешнева, некоторый, пусть ограниченный, но выбор у научного сообщества остался. Власти, как это хорошо известно, делали ставку на академика Панченко — одного из тех, кто путём снятия своей кандидатуры попросту сорвал предыдущие выборы, но затем выдвинулся вновь. И что же? Несмотря на всё давление властей, Панченко даже не прошёл во второй тур. А победил академик А. М. Сергеев, за которого призвали коллег голосовать и явно опальный у нынешних властей бывший президент РАН В. Е. Фортов, и не менее опальный — даже снятый властями с дистанции без объяснения причин — академик А. Р. Хохлов.

Что ж, как говорится, все настоящие трудности ещё только начинаются. Тем не менее, искренне поздравляю Российскую академию наук и её членов, всё научное сообщество с таким результатом — с выраженной демонстрацией элементарного научного и гражданского достоинства.

А всем остальным — нам всем — желаю осмыслить этот пример и быть его достойными, следовать ему. И понимать, что истинный гегемон — не тот, у кого нет ни образования, ни собственности, и потому ему нечего терять. Гегемон, лидер, ведущий — тот, кто на деле демонстрирует, что способен рисковать, приносить имеющееся в жертву, сплачиваться и организовываться ради достижения великих целей, противостоять растлителям и узурпаторам.

Как будет завтра — увидим. Но сегодня наш лидер и ведущий, продемонстрировавший нам вдохновляющий пример — Российская академия наук.

Источник: «Свободная пресса».

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Грабёж в завлекательной обёртке