Депутат Валерий Рашкин попросил провести проверку системы выплат топ-менеджерам госкорпораций. Ему ответил первый вице-премьер Антон Силуанов, приложив разъяснения замглавы Минэкономики Сергея Назарова. В соответствии с поручением правительства от 15 июля 2013 года компаниям, в уставном капитале которых доля участия РФ в совокупности превышает 50%, «надлежало принять KPI», указывает господин Назаров. Эти показатели «должны учитываться при принятии решений об оплате труда и кадровых решений», отмечает заместитель министра, что позволит «стимулировать менеджмент к повышению эффективности». Экс-министр по вопросам «Открытого правительства» Михаил Абызов отмечает, что «система вознаграждения топ-менеджеров госкомпаний должна регулироваться советами директоров с учетом системы оплаты труда в аналогичных компаниях на рынке». «Если речь идет о таких компаниях, как «Газпром» и «Роснефть», они работают на международных рынках, поэтому необходимо платить рыночные зарплаты для привлечения высококвалифицированных специалистов», — говорит Абызов.

Только проблема в том, что российские госменеджеры никому не нужны за рубежом. Пресловутые KPI созданы на бумаге для отвода глаз, критерии очень размытые. Это имело бы смысл при наличии парламентского надзора, когда Дума формулирует цели и задачи компаний. С 2014 года российская экономика находится в затяжном кризисе: у 50% населения доход в месяц меньше 23 тыс. руб. Если бы экономика росла, увеличение доходов топ-менеджеров было бы не так заметно.

Источник: «Коммерсантъ»

Фото: Сергей Гунеев/«РИА Новости»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
К Новому году доллар может стоить 80 рублей, евро — 90